А. А. Белькова, аспирант

Население Тюменского уезда было характерным для Сибири. Помимо русских здесь проживали аборигены — сибирские татары, а со временем в них влились бухарцы — преимущественно торговые люди. Иноземные путешественники отмечали: «Русские каждогодно торгуют с купцами бухарскими в городе, называемом Тюмень в Татарии, куда эти бухарцы каждый год приходят на верблюдах» [1, с. 180]. В Сибири они частично или полностью освобождались от уплаты торговых пошлин, ясака, несения военной службы, им предоставлялись земли [4, с. 96].

Население подлежало постоянному учёту в фискальных целях. Поскольку с 1679 года было введено подворное обложение, перепись проводилась по дворам, но вёлся и персональный подсчёт. Поскольку сибирские татары платили особый налог государю — ясак, собираемый в основном пушниной («мягкой рухлядью»), то их учитывали как плательщиков ясака. Среди русского населения Тюменского уезда преобладало крестьянство. Это видно по переписным книгам начала XVIII века, согласно которым доля пашенных, оброчных и монастырских крестьян составляла 58% от других податных сословий уезда (посадских людей и бобылей, пришлых людей). Незначительную долю населения представляли частновладельческие крестьяне, принадлежащие в основном воеводам, «посаженным на кормление» в Тюмень.

Такой порядок продержался до 1718 года. Проведённая в 1710 году очередная после 1678 года подворная перепись показала не ожидаемый рост дворов, а наоборот, их убыль. По оценке П. Н. Милюкова, число их сократилось почти на 20 процентов [6, с. 202]. Не исключено, что из-за увеличения налогового гнёта дворы родственников и соседей стали отгораживаться плетнём, то есть объединяться в единый двор, что и вызывало сокращение количества податных единиц.

К. В. Кремер, аспирант

Середина и вторая половина XVIII века — период возникновения истории как системы научных знаний, который сопровождался созданием первых исторических архивов. Архив «старых дел» при Московской конторе Коллегии иностранных дел, Государственный разрядный архив, Петербургский и Московский государственные архивы старых дел решали практические задачи сохранения исторически ценной документации в течение длительного времени. В XIX веке исторические архивы появились при многих центральных государственных учреждениях, государственный архив Министерства иностранных дел был признан Государственным архивом Российской империи, в котором хранились важнейшие исторические памятники.

Оренбургская учёная архивная комиссия (далее: ОУАК) была создана в 1887 году и оказала огромное влияние на развитие культуры, просвещения и исторической науки в регионе. В советской историографии учёные архивные комиссии изучались в контексте исследования деятельности общественных научных организаций А. Д. Степанским [5, с. 87].

Деятельность Оренбургской комиссии в сфере науки, история самой комиссии привлекали внимание исследователей. Общий обзор деятельности Оренбургской архивной комиссии давала в своей статье Е. П. Пирогова [3, с. 69–77]. Биографические сведения о выдающихся членах комиссии собраны в издании «Историки Южного Урала. Вторая половина XIX — начало XX в.» Ю. С. Зобовым [2, с. 129].

О.С. Филатова, студентка Воронежского государственного университета

Одной из главных задач в области внешней политики Московского государства первой половины XVII века было обезопаситься от нападений со стороны крымского хана. Для этого ещё с конца XVI века на Диком Поле строились города-крепости. Одним из них был Воронеж. Он был основан на одном из отрогов высокого правого берега реки Воронеж в конце 1585 – начале 1586 года [8, с. 197–202]. Наиболее полную информацию об облике города того времени даёт Воронежская Дозорная книга 1615 года, составленная Григорием Киреевским. Воронеж был окружён двумя поясами укреплений: рубленым городом внутри и острогом снаружи. Рядом с деревянной крепостью находился посад, где жили торговцы и ремесленники. Он был обнесён ещё одной деревянной дубовой стеной, за которой располагались слободы. На берегу реки стоял Успенский монастырь. По соседству с ним находились осадные дворы некоторых воронежских помещиков – детей боярских, которые постоянно жили в своих поместьях в уезде и укрывались в городе только в случае приближения татарских отрядов [11, с. 2–20]. Всего в Воронеже насчитывался 891 двор. Если допустить, что в каждом дворе проживало 6–7 человек, город в начале XVII века насчитывал около шести тысяч человек [12, с. 32].

Служилые люди по прибору: стрельцы, казаки, пушкари, затинщики, драгуны, солдаты – размещались по слободам. Они сами пахали землю, разводили скот и вели хозяйство [12, с. 30]. Жалованье им вплоть до 1630 года выплачивалось только землёй, так что находились они на самообеспечении [10, с. 84–85]. Занятие служилых людей земледелием удешевляло содержание войска, способствовало их закреплению на службе. Люди побогаче – служилые по отечеству – имели крестьян и слуг, позволяли себе покупать товары на рынке [12, с. 30].

Д. В. Пузанов (г. Ижевск)

В обществе существует множество этнокультурных стереотипов, связанных с восприятием чужой культуры. На их основе можно выяснить, насколько человек способен понять иной народ или иную религию, насколько они ему близки или, наоборот, далеки. Многие из таких стереотипов сохранила Повесть временных лет (далее – ПВЛ) в сюжете, связанном с выбором вер князем Владимиром [6, стб. 84–106].

Согласно летописи, в 986 году в Киев прибыли послы от волжских болгар с целью обратить русских в ислам. За ними пришли немцы, убеждавшие князя принять христианство по западному обряду. Затем Владимир выслушал хазарских евреев, призывавших перейти в иудаизм. Наконец, в столицу Руси прибыл византийский философ, поразивший князя и бояр ораторским искусством.

Конечно, на руках у книжника не было протокола с речью проповедников и князя, и он вкладывал в их уста собственные представления о том, что они должны говорить. В этом и состоит ценность данного отрывка, отражающего страстные метания русской души, её поиск Истины. В его рассказе зашифрован ответ на вопрос, почему древнерусское население сделало свой выбор именно в пользу христианства и именно в его греческом варианте.

М. В. Синицын, студент М ГТУ им. Н. Э. Баумана

В 1944 году Красная армия провела одну из своих наиболее успешных операций за годы войны – Белорусскую стратегическую наступательную операцию «Багратион», в ходе которой была полностью освобождена Советская Белоруссия. Операцию можно считать наиболее ярким образцом полководческого таланта советских военачальников, и, быть может, поэтому материалы о ней в советское время оставались засекреченными [7, 8].

Операция «Багратион» на первом этапе делилась на три операции: Витебско-Оршанскую, Могилёвскую и Бобруйскую. Наиболее интересна последняя, в ходе которой войска 1-го Белорусского фронта (БФ) перешли в наступление в лесисто-болотистой местности, тем самым достигнув полной внезапности. Однако даже этот эпизод описан весьма поверхностно.

В открытом доступе имеются мемуары Г. К. Жукова, К. К. Рокоссовского, А. М. Василевского, П. И. Батова, А. В. Горбатова, С. И. Руденко и других военачальников. Ещё в 1945 году вышла небольшая брошюра П. С. Болдырева «Бобруйская операция» [4] (всего 30 страниц), не претендующая на полноту описания. Поэтому главным источником становятся документы российских архивов, в частности, ЦАМО РФ.

Общероссийской общественной организации «Союз маркшейдеров России», АНО «Журнал «Русская история».

За девять лет на конкурс представили свои работы более восьмисот молодых историков из большинства субъектов Российской Федерации, от Ленинградской области до Приморского края. В конкурсе 2013 года участвовали 181 человек: аспиранты, студенты, старшеклассники из сорока республик, краев и областей России. Наибольшее число работ пришло из Воронежской и Самарской областей, Республики Татарстан. В Воронеже и Магнитогорске предварительно прошли отборочные туры, которые позволили выявить наиболее сильных авторов, боровшихся за звание победителей.

В Экспертный совет вошли учёные, преподаватели ведущих вузов, издатели: Н. А. Арчебасова, В. Н. Ильин, О. Г. Леонова, И. А. Настенко, Т. И. Тюляева, И. А. Христофоров. Возглавил его член-корреспондент РАН, доктор исторических наук А. Н. Сахаров.

Конкурсные работы рассматривались в четырех номинациях: «История Руси (допетровская эпоха)»; «Переломные точки русской истории»; «Доходчиво и интересно о нашем прошлом»; «Русское краеведение». По результатам первого заочного этапа на защиту своих работ приехали пятнадцать молодых историков. После обсуждения докладов первые места заняли: Сергей Кутаков за работу «Культурный ландшафт Тверского уезда в XVI веке» (Тверь); Максим Синицын за работу «Бобруйская наступательная операция» (Москва); Полина Гаврилова за работу «У войны не женское лицо» (Москва); Ольга Филатова за работу «Повседневная жизнь Воронежа в первой половине XVII века» (Воронеж).

М. А. Саевская, студентка Российского православного университета имени святого Иоанна Богослова

Растиражированный советской историографией и существующий поныне образ Вячеслава Константиновича Плеве (1846– 1904) как завзятого реакционера и упрямого защитника «прогнившего самодержавия» выглядит малопривлекательным, а его фигура кажется настолько неприметной и вместе с тем неприятной, что как будто и не может представлять научного или общественного интереса.

Подобный образ создавался усилиями его политических соперников и врагов, боровшихся с императорской властью и потому превративших В. К. Плеве как защитника престола в некоего карикатурного бюрократа и жестокого поработителя народа. Однако в среде монархистов и государственников существовало другое мнение. Его считали человеком, способным справиться с восстаниями и террором, вывести Россию из политического кризиса.

Возвышение Вячеслава Константиновича началось в 1881 году, когда он в качестве прокурора Петербургской судебной палаты расследовал причины взрыва в Зимнем дворце и лично докладывал Александру II. Император оценил его заслуги, и в итоге В. К. Плеве был назначен директором Департамента государственной полиции. Его активная деятельность привела к полному разгрому террористической народовольческой группировки. В 1884 году он стал сенатором, в 1894 году – государственным секретарём; в 1899 году – министром, статс-секретарём княжества Финляндского, а с 1902 года занял пост министра внутренних дел Российской империи.

Р. Р. Хакимова, учащаяся средней школы №15 города Нижнекамска

Положение Церкви в СССР до начала Великой Отечественной войны было чрезвычайно тяжёлым. После победы в 1917 году большевики объявили курс на создание атеистического государства. Большинство архиереев были репрессированы, десятки и сотни церквей закрывались.

О нападении фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941 года митрополит Сергий узнал, вернувшись в свою резиденцию с церковной службы. В этот же день он написал послание, в котором говорилось: «Православная наша Церковь всегда разделяла судьбу народа... Благословляет она Небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг» (2, с. 190–191).

После нападения Германии на Советский Союз И. В. Сталин выступил по радио только через 10 дней. «Дорогие соотечественники! Братья и сёстры!» – так начиналось его обращение (9, с. 245). И эти слова были подсказаны не марксистско-ленинской идеологией, именно так обращались священники к своим прихожанам (4, с. 183).

Чтобы понять динамику взаимоотношений Русской Православной Церкви и Советского правительства, нужно выделить мотивы, по которым Сталин решил поменять направление религиозной политики в отношении к Церкви.

Безотосный Виктор Михайлович – доктор исторических наук, заведующий экспозиционным отделом Государственного исторического музея, лауреат Государственной премии в области литературы и искусства.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Отечественная война 1812 года, Венская система, Священный союз, Четверной союз, Наполеон, Александр I.

Березовая Лидия Григорьевна – доктор исторических наук, профессор Российского государственного гуманитарного университета.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Серебряный век, культура рубежа веков, модерн, символизм, Ренессанс, декаданс, «Мир искусства», «Союз русских художников», Н. А. Бердяев, С. Дягилев, Д. С. Мережковский, «Русские сезоны», А. А. Ахматова, З. Гиппиус.

Богданов Андрей Петрович – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института Российской истории РАН.

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . Крым, киммерийцы, скифы, тавры, Тамань, Херсонес, Боспорское царство, князь Святослав, Корсунь, половцы, Крымское ханство, Генуя, Феодосия, Девлет-Гирей, А. В. Суворов, «потёмкинские деревни», Черноморский флот.

Вислый Александр Иванович – кандидат физико-математических наук, директор Российской государственной библиотеки.

Библиотека, фонды комплектования, Музей книги РГБ, рукописи. первопечатные книги, книги кирилловской печати, электронная версия, цифровая форма литературы, электронная библиотека.