Взаимоотношения Тверского княжества и Золотой Орды

konkurs-logoС.Ю. Тарабрин

(Участник XIII Всероссийского конкурса на лучшую работу по русской истории "Наследие предков - молодым")

После монгольского нашествия на Русь русские князья были вынуждены признать свою зависимость от Золотой Орды. Эта зависимость выражалась в необходимости князей ездить за ярлыками в ставку хана; в заложничестве, когда князья в знак покорности оставляли в Орде своих сыновей; в уплате дани; в подчинении ханскому суду. «Власть русских князей резко сократилась. <...> князья должны были подчиняться приказам хана, и административные полно-мочия князей в их собственных государствах строго ограничивалась; они могли отправлять властные функции только внутри узкой сферы дел, оставленных в их компетенции монголами» . Соответственно ведущее место во внешней политике русских князей стали занимать отношения с Золотой Ордой.
В начале XIV в. Тверское княжество было одним из ведущих в Северо-Восточной Руси. Оно располагалось на важных торговых путях; занимало вы-годное стратегическое положение, находясь практически в центре бывшей Вла-димирской Руси; обладало мощным экономическим потенциалом, именно в Твери был заложен первый каменный храм после вторжения Батыя ; обладало военной мощью, которая позволяла ей зачастую в одиночку отражать атаки различных княжеских коалиций. Несмотря на всё это, Тверское княжество не смогло победить в противостоянии с Москвой. Определяющим фактором побе-ды являлась удачная внешняя политика. Ведь отдельное русское княжество XIV в. ещё не имело тех сил, которые обеспечили бы ему успех в деле объеди-нения Руси без посторонней помощи. И одно из ведущих мест во внешней по-литике русских князей занимали отношения с Золотой Ордой.
Если отношениям Московского княжества и Золотой Орды в историогра-фии уделяется пристальное внимание , то взаимодействие Улуса Джучи и Твери всё ещё остаётся недостаточно изученным. Следует отметить, что данная тема до сих пор не была освещена в специальных работах.
Чаще всего историки обращались к отношениям Орды и Твери в первой трети XIV в. Внимание исследователей привлекали деятельность Михаила Яро-славича Тверского (1271/72–1318) и восстание в Твери в 1327 г., в результате которого был уничтожен отряд ханского посла Чолхана. Подобное внимание объясняется поиском антиордынских движений на Руси: в «исторической науке распространено (и фактически становится общим местом) мнение, что тверские князья в первые десятилетия XIV в. тяготились ордынской властью, а то и пред-принимали попытки освободиться он нее, московские же князья проводили проордынскую политику» .
Образование самостоятельного Тверского княжества относят к 1247 г., ко-гда великий князь Владимирский Святослав Всеволодович рассадил своих пле-мянников, детей умершего в Орде Ярослава Всеволодовича, по городам Северо-Восточной Руси . В Твери княжеский стол занял Ярослав Ярославович (1230–1271/72) .
В 1252 г. состоялась так называемая «Неврюева рать», в результате кото-рой ордынцы захватили в плен семью Ярослава: «и кнѧгыню оубиша и дѣти Ѩрославли в полонъ послаша» , а его брат Андрей был вынужден бежать в Швецию .
Начиная с В.Н. Татищева в историографии утвердилась точка зрения, что этот поход был вызван происками Александра Невского, стремившегося утвер-дить свою власть во Владимирском княжестве и указавшего монголам на ан-тиордынскую направленность союза Даниила Галицкого и Андрея Ярославича . Было высказано предположение, что к антиордынскому союзу примкнул также и Ярослав: «Факт этот (т.е. борьба между братьями) знаменателен: братья – со-юзники <...> знали, зачем Александр поехал в Орду, а, следовательно, готови-лись вступить в борьбу <...> и с татарами – первая попытка открытых враждеб-ных действий против татар» .
Э. Клюг же отрицает возможный союз Андрея и Ярослава, указывая на недостаточность информации. Причину плена княжеской семьи исследователь объясняет результатом «грабительского набега татар, последовавшего за побе-дой при Переяславле» . Последовавшие за этим поездки Ярослава на княжение в Псков в 1253/54 г., а затем в 1255 г. в Ладогу были вызваны не страхом перед Александром, как считал А.В. Экземплярский , а поиском средств, чтобы вы-купить своих детей .
Действительно, поход монгольских войск не был связан ни с происками Александра Невского, ни с антиордынскими переговорами с Даниилом Галиц-ким, а был вызван уклонением от ханского приказа по проведению переписи населения . Соответственно пострадало лишь территория Суздальской земли, которой владел Андрей .
Впоследствии Ярослав смог наладить отношения с Золотой Ордой. В 1258 г. Ярослав отправляется в ставку хана, видимо, для выкупа своих детей . Возможно, что эта поездка была для Ярослава первой . В 1269 г. баскак Амра-ган оказал помощь князю в его борьбе с немцами , а в 1270 г. Ярослав соби-рался использовать ордынцев для усмирения Новгорода, хотя митрополит Ки-рилл смог примирить враждующие стороны , при подписании договора между вольным городом и Ярославом Ярославичем присутствовали ханские послы с грамотой Менгу-Тимура «сажать Ярослава» . Именно с княжения Ярослава Ярославича, по мнению В.В. Каргалова, начинается «непосредственное участие татар в русских делах», выражаемое в посылке войск в поддержку тому или иному князю .
Известны только две поездки Ярослава в Орду. Первая – в 1258 г., а вто-рая – в 1271 г., возвращаясь из которой князь умер . Хотя собственное восше-ствие на великое Владимирское княжение в 1263 г. и смерть хана Берке в 1267 г. заставляют предположить ещё как минимум две поездки Ярослава .
Таким образом, из имеющихся летописных известий можно утверждать, что Ярослав Ярославич продолжил политику своего старшего брата Александра Невского: подчинение Золотой Орде.
После смерти Ярослава ему наследовал старший сын Святослав (ум. 1282/85), которому с 1252 г. по 1258 г. довелось находиться в ордынском плену. Святослав Ярославич не был великим князем Владимирским, но прини-мал активное участие в княжеских междоусобицах. Великий князь Василий Ко-стромской, союзником которого выступал тверской князь, пользовался ханской помощью, соответственно с ордынцами приходилось контактировать и Свято-славу. Вместе с ордынским отрядом тверской князь в 1273 г. «воеваша Новгод-цкiа власти» .
В 1281 г. ордынцы «пустошь сътвориша» возле Твери . Это войско было приведено на Русь князем Андреем Александровичем Городецким, который пы-тался отобрать великокняжеский стол у своего старшего брата Дмитрия Перея-славского. Разорение окрестностей Твери можно объяснить, как кару за под-держку Дмитрия Александровича, однако о подобном союзе в летописях ничего не говорится. Скорее, наоборот, в 1282 г. Святослав в союзе с Даниилом Мос-ковским и новгородцами воевал против Дмитрия . Поэтому можно предполо-жить, что разорение окрестностей Твери было связано с обычным грабитель-ским набегом ордынцев, которые не разбирали, «кто прав, а кто виноват», а просто желали поживиться.
После смерти Святослава ему наследовал младший брат Михаил Яросла-вович. При нём Тверское княжество достигло своего наибольшего могущества.
В 1293 г. состоялась «Дюденева рать», вызванная Андреем Городецким, в результате которой пострадали 14 городов . Тверь в число этих городов не вошла, хотя в летописях содержится указание на то, что монголы собирались идти на город, но лишь приезд Михаила Ярославича, бывшего до этого в Золо-той Орде, остановил их .
Поход Дюденя и поездка Михаила в Золотую Орду вызывают большие споры в историографии. В летописях поход Дюденя рассматривается как часть междоусобицы Дмитрия Переяславского с Андреем Городецким: «въ лѣто 6801 приведе Андрем изъ Орды Дюденя ратію на великаго князя Дмитриа и много зло бысть Руси» . Часто «Дюденеву рать» связывают не только с русскими междоусобицами, но и с внутриордынскими делами. В Орде в это время правил хан Тохта (ок. 1270–1313), которого в 1291 г. возвел на престол беклярбек Но-гай (ум. 1300). Сам Ногай в начале 1290-х гг. пользовался большой властью в своём придунайском улусе и «превратился в повелителя огромной империи, включавшей половину Золотой Орды и имеющей собственных вассалов среди русских и балканских правителей» . Подобное положение вещей не могло устраивать Тохту, который «старался сразиться с ним и хлопотал о войне с ним» , однако открытый вооруженный конфликт между Тохтой и Ногаем про-изошел в 1297 г.
Исследователи предпринимали попытки соотнести борьбу между Ногаем и Тохтой с расстановкой сил в Северо-Восточной Руси. А.Н. Насонов было вы-сказано предположение, поддержанное рядом исследователей , что Андрей Го-родецкий искал поддержку у Тохты, в то время как Михаил вместе с Даниилом Московским и Дмитрием Переяславским ориентировались на Ногая, за что и были наказаны «Дюденевой ратью». Тверь спасло только возвращение Михаила Ярославича из ставки Ногая .
Однако Э. Клюг, обративший внимание на отсутствие вооруженного кон-фликта Ногая и Тохты в 1293 г., предположил, что поход Дюденя просто слу-жил укреплению власти ханов на Руси, а Михаил Ярославич на самом деле по-сещал Орду Тохты . Подобную версию ранее высказал В.С. Борзаковский, утверждавший, что Михаил ездил в Золотую Орду для получения ярлыка от нового хана Тохты, а поход Дюденя был ответом на жалобы Андрея Городецко-го на Дмитрия Александровича .
Однако в том же году на Тверь пришел «царь» Токтомер и «много тягости людемъ учинивъ» . Как предполагал В.С. Борзаковский, возможно, Токтомер посещал Тверь для проведения переписи . А.Н. Насонов высказал предположе-ние, что царевич был прислан Тохтой, дабы всё же покарать Тверь из-за неудачи Дюденя . А.А. Горский отметил, что в Лаврентьевской летописи, самой ранней, где упомянут этот поход, не указывается на карательный характер экспедиции Токтомера, следовательно, царевич пришел из Орды Ногая. Целью же его похо-да было оказание военной помощи Михаилу, и именно благодаря его приходу, Дюдень отказался от атаки на Тверь, и в конечном счете ушёл с Руси .
Таким образом, хотя Тверское княжество и пострадало от действий Ток-томера, но смогло избежать разорения от войска Дюденя и Андрея Городецко-го, что позволило Твери оставаться на ведущих ролях в Северо-Восточной Ру-си.
Между 1296 и 1301 гг. к союзу Москвы и Твери против Андрея Городец-кого присоединился и Новгород. Примечательно, что в договоре, скрепившем отношения между Михаилом и Новгородом был внесён пункт, по которому новгородцы должны были оказывать военную помощь тверскому князю даже в обороне от ордынцев . Заключение этого соглашения можно расценивать в пользу теории об ориентации Твери и Москвы на Ногая, так как заключение со-юза русских княжеств для противоборства всей Золотой Орде на тот период времени не представляется возможным. Орда ещё была достаточно сильна, что-бы справиться с любым русским союзом. Поэтому вероятно, что соглашение было заключено в рамках борьбы между Ногаем и Тохтой, и направлено оно было против Орды Тохты.
После смерти Андрея Городецкого в 1304 г. Михаил Ярославич стал главным претендентом на великокняжеский стол. Однако его конкурентом стал Юрий Данилович Московский (1281–1325). Тохта отдал предпочтение Михаи-лу, за которым был старинный лествичный порядок. Как считал Р.Ю. Почекаев, именно этот фактор сыграл ведущую роль в выборе великого князя. Данное предположение связано с политикой Тохты, который пытался прекратить меж-доусобицы русских князей мирными способами . Хотя, по мнению А.В. Экземплярского, Михаил получил великокняжеский титул, лишь благодаря большим финансовым возможностям . Это же предположение развивает Н.С. Борисов , который опирается на оригинально сообщение В.Н. Татищева, не известное в других источниках, что в ханской ставке был устроен торг, на ко-тором Михаил пообещал такую сумму, что даже Юрий ужаснулся и отказался от торга лишь бы не допустить дальнейшего разорения Руси . Конечно, чело-веколюбие московского князя ввиду дальнейшего его поведения выглядит со-мнительно, и скорее показывает промосковскую ориентацию автора данного из-вестия, стремящегося обелить Юрия Даниловича. Более правдоподобно выгля-дит предположение, что Юрий отказался от борьбы не из-за моральных прин-ципов, а из-за нехватки средств.
Несмотря на получение ярлыка Михаилом, Юрий Данилович продолжил борьбу с тверским князем. Большим достижением для Юрия стал союз с митро-политом Петром, которого Михаил попытался сместить на церковном Соборе в Переяславле в 1309 г. Тверской князь отсутствовал на Соборе, так как, по всей видимости, находился в Орде. Это предположение базируется на известии В.Н. Татищева и «Сказании о смерти митрополита Петра» . Однако сведения о поездке Михаила Ярославича в Орду разнятся: у В. Н. Татищева он отправля-ется вместе с Петром, который после вернулся на Русь на Собор , а тверской князь ещё продолжал оставаться в Улусе Джучи; в «Сказании» говорится лишь об отсутствии Михаила во время Собора, так как князь находился в Орде . Хо-тя Переяславский Собор в летописях не отмечен, но имеется свидетельство о совместной поездке в 1313 г. Михаила и Петра в Орду для получения ярлыков от нового хана Узбека (1281–1341). Несогласие в датировке Собора и как следствие его соотношение с поездкой 1313 г. митрополита и князя к хану Узбе-ку позволило сделать предположение В. С. Борзаковскому, что «Михаил Яро-славич Тверской и <...> Юрий Московский <...> оставались в своих городах за-тем, чтобы оберегать их от внезапного нападения друг на друга» . Однако от-сутствие Михаила на Соборе в 1309 г., а также поход тверского войска на Ниж-ний Новгород в 1311 г. под руководством Дмитрия, сына Михаила, а не само-го великого князя, заставляет предположить, что тверской князь не отсиживался в своём городе, а находился в Орде .
Причиной поездки Михаила называют требование отсрочки по платежам в связи с разразившейся на Руси в 1309 г. засухой , или же попыткой заручиться военной поддержкой у хана в борьбе за Нижний Новгород, который пытался за-хватить Юрий Данилович .
О какой-либо ордынской военной поддержке Михаилу источники не со-общают. А.А. Горский предположил, что вместе с князем на Русь был отправ-лен Сарайский епископ Измаил, чтобы «оказать воздействие на Юрия». В связи с этим в 1312 г. Измаил был снят с кафедры митрополитом Петром, который тем самым проявил свои промосковские симпатии . Однако проблема снятия епископа Измаила является дискуссионной ввиду малой информативности ис-точников и утверждение о том, что иерарх пострадал за союзнические отноше-ния с Михаилом, остаётся лишь одной из версий .
Вплоть до смерти Тохты в 1313 г. Михаил пользовался поддержкой хана, в то время как его противник Юрий Данилович смог вызвать ханский гнев рас-правой над рязанским князем Василием, и, возможно, Таирова рать 1307 г. носила антимосковский характер . Именно при Михаиле Ярославиче великие князья Владимирские взяли в свои руки выплату дани ханам, тем самым полу-чив доступ к личному обогащению .
После воцарения Узбека в 1313 г. Михаил вместе с митрополитом Петром отправился в ханскую ставку для подтверждения своего ярлыка. В 1315 г. Ми-хаил возвратился на Русь с ярлыком и войском Тоитемеря для усмирения непо-корного Новгорода . Противник тверского князя Юрий был вызван в Золотую Орду, видимо, для суда. Однако в Орде московский князь смог добиться распо-ложения Узбека. Юрий Данилович женился на ханской сестре Кончаке и полу-чил войско во главе с Кавгадыем .
Чаще всего причиной передачи ярлыка ханом от Михаила к Юрию назы-вают стремление Узбека ослабить чрезмерно усилившегося тверского князя . При этом отмечается, что «лишение князя владимирского стола при жизни и при отсутствии каких-либо признаков неподчинения с его стороны хану – факт почти исключительный» , и что «Узбек <...> проигнорировал русские тради-ции наследования и <...> назначил своего <...> зятя великим князем, выдав ему <...> ярлык <...> в виде свадебного подарка» . Причиной подобного карди-нального поворота в ордынской политике было, вероятно, стремление Узбека не допустить чрезмерного усиления Михаила Ярославовича . В то же время были высказаны альтернативные версии о передаче ярлыка московскому князю. Д.И. Карманов, следуя версии «Жития Михаила Тверского» , утверждал, что Юрий Данилович «обязался хану с России давать большую дань, нежели была прежде» . Р.Ю. Почекаевым была высказана точка зрения, что «внешняя поли-тика Узбека <...> была <...> импульсивной и неуравновешенной» , и поэтому какой-либо целенаправленной политики у хана искать не нужно.
Михаил покорился решению Узбека и отказался от великокняжеского ти-тула. Однако Юрий, решивший окончательно расправиться с противником, предпочел вступить с тверским князем в открытое столкновение. В итоге 22 де-кабря 1317 г. сражении у с. Бортенево победу одержал Михаил Ярославич: «и бысть битва веліа и сѣчя зла» . Юрий потерпел полное поражение: московский князь бежал с поля боя, бросив свою жену Кончаку; а Кавгадый «повелѣ дру-жинѣ своеи стягы поврѣщи» .
Кончака в плену умерла, что породило предположение об отравлении сестры Узбека. Подобное мнение нашло отражение в летописях: Новгородской Первой летописи , Троицкой, где прямо было сказано, что «тамо зельемъ умо-рена бысть Кончакъ» . В то же время в Первой Софийской летописи сказано: «а княгиню Юріеву не убиша» . Маловероятно, чтобы Михаил позволил умерт-вить ханскую родственницу, если он не собирался идти на открытую конфрон-тацию с Золотой Ордой. Все действия тверского князя говорят об обратном: сразу после битвы он отослал к хану своего сына Константина (1306/07–1346/47) ; начал вести переговоры с Юрием о мире, на которых как раз обгова-ривался вопрос о возвращении московскому князю его жены ; пытался зару-читься поддержкой Кавгадыя.
Любопытна в этой истории роль Кавгадыя. Названный русскими летопи-сями «царевым послом» , он имел большое влияние на Юрия. Так в летописях отмечались постоянные советы между московским князем и Кавгадыем , также ханский посол вел переговоры с Михаилом перед Бортеневской битвой «а все съ лестію и не бысть межи има мира» . Даже во время битвы тверской князь не позволил своим войскам уничтожить ордынский отряд . После битвы Михаил «видѣвся съ Кавгадыемъ, взятъ миръ и поять его въ Тферь съ своей дружиною, почтивъ его и отпусти» . Также в летописях содержится сообщение о словах, якобы сказанных Кавгадыем, что он вступил в сражение с Михаилом «без цеса-рева слова и повелѣния» . Вряд ли подобное заявление соответствует действи-тельности: до этого ханские послы пользовались полной свободой в своих дей-ствиях на Руси, или же не отказывали себе в возможности поучаствовать в во-енных действиях и грабеже мирного населения. Можно отметить лишь тот факт, что обычно в помощь князьям отправлялись войска под предводительством ханских родственников-«царевичей» Неврюя, Дюденя, Токтомера, позже Чо-лхана, но относительно Кавгадыя таких сведений не имеется. После освобожде-ния ханский посланник, видимо, вернулся в Москву к Юрию и вместе с ним от-правился на суд к Узбеку , на котором должна была решиться судьба Юрия и Михаила.
В Золотую Орду раньше прибыли Юрий и Кавгадый. Именно бывший ханский посланник и выступил главным обвинителем Михаила перед Узбеком. Кавгадый обвинял тверского князя в желании вместе с собранной данью бежать к немцам . Узбек поверил этим наветам и «повелѣ сына его князя Костянтина гладомъ морити» . На Русь был отправлен посол Ахмыл, который предупредил Михаила, что, если тот не поедет в Золотую Орду, на Тверь будет организован карательный поход . Князь отправился в ставку Узбека, где над ним состоялся суд. Судьей и обвинителем на нем выступил Кавгадый. Михаилу были выдвину-ты следующие обвинения: «цесаревы дани не далъ еси, противу посла бился еси, княгиню великого князя Юрья уморилъ еси» . Суд вынес обвинительный при-говор тверскому князю, однако казнь была отложена на два месяца . Подобная задержка, по мнению Э. Клюга, была вызвана борьбой внутри ханского окруже-ния. О том, что у Михаила были защитники, свидетельствует «Повесть о Миха-иле Тверском», в которой говорится, что перед своей гибелью Михаил отослал сына Константина искать защиту «ко царицѣ» . Однако партия сторонников Юрия одержала верх, и Михаил Ярославич был казнен .
После суда Юрий Данилович забрал с собой тело Михаила, а также плен-ного Константина в Москву. Во главе Тверского княжества стал Дмитрий Ми-хайлович (1298–1326). Между Тверью и Москвой состоялись переговоры, в ре-зультате которых установился мир, а тело Михаила было возвращено в родной город. Константин Михайлович оставался в Москве, где вступил в 1320 г. в брак с дочерью Юрия .
В 1321 г. в Кашин приходил ордынский посол и «много тягости оучинил». По всей видимости, посольство было направлено, чтобы собрать задолженность тверичей по дани .
Напряженность в московско-тверских отношений сохранялась. В 1322 г. тверской князь Дмитрий Михайлович Грозные Очи пожаловался Узбеку, что Юрий не собирается выплачивать дань хану, которую собрал с Твери. В резуль-тате «по Юріа князя» было отправлено посольство Ахмыла . Юрий, находив-шийся в Новгороде, попытался встретиться с послом Узбека , но по дороге был разбит Александром Михайловичем, который смог захватить казну с выходом . Так и не встретивший Юрия Ахмыл вернулся в Золотую Орду, а Дмитрий Ми-хайлович получил ярлык на великое княжение .
Юрий отправился к Узбеку лишь спустя два года в 1324 г. Следом за ним в Золотую Орду устремился и Дмитрий, где в итоге и убил московского князя «без цесарева слова» , за что и был сам казнён . Помимо самоуправства, про-явленного тверским князем, по мнению Р.Ю. Почекаева, свою роль могли сыг-рать ордынские суеверия, по которым «пролитие крови в ханской ставке могло навлечь гнев Неба на того, в чьем доме она пролилась» . Узбек продержал Дмитрия в заточении 10 месяцев, прежде чем казнить. Чем была вызвана эта за-держка, неизвестно: связано ли это было с борьбой ордынских группировок или же размышлениями самого Узбека о роли Дмитрия в своей политике.
После казни Дмитрия хан Узбек в 1326 г. назначил великим князем Вла-димирским Александра Михайловича. Обычно это решение трактуется как ми-нимум «спорным»: «несмотря на все просчёты и провалы тверских князей» , Узбек продолжал поддерживать тверских князей. Однако, как справедливо от-метил А.А. Горский , политика Дмитрия каких-либо явных антиордынских признаков не несла. Пожалуй, наоборот, именно тверской князь смог продемон-стрировать себя настоящим слугой хана, в отличие от Юрия, который не выпла-тил ордынский выход.
По всей видимости, во время суда над Дмитрием в Орде находился и его брат Александр. По возвращению из ставки хана вместе с ним прибыл ордын-ский отряд, который учинил много «тягот» Низовской земле. В летописях име-ются разногласия по этому событию. В Новгородских 1 и 4 летописях Алек-сандр вернулся из Орды ещё до поездки Дмитрия . В тверском летописании не упоминается об ордынском отряде, учинившем тяжелые «тяготы» . В ряде других летописей делается акцент на том, что разорение постигло только Твер-скую землю . Вероятно, что Александр оставался в Твери, когда Дмитрий от-правился в Орду, но после гибели Юрия он последовал в ханскую ставку, дабы повлиять на судебное решение. С этой же целью, но желая обернуть ситуацию в свою пользу, в Орду последовал Иван Калита . Как известно, хан Узбек при-нял решение частично удовлетворившее каждую сторону: Александр получил великое княжение, а московский князь добился смерти убийцы своего брата. Можно предположить, что Александр Михайлович, пытаясь добиться освобож-дения своего брата, наделал много долгов. В связи с этим на Русь прибыли «та-тарове должници». Скорее всего, Александр пытался минимизировать потери Тверского княжества и как великий князь Владимирский позволил ордынцам грабить всю Низовскую землю, тем самым оберегая свою отчину.
В 1327 г. в Тверь прибыло ордынское посольство во главе с Чолханом, двоюродным братом Узбека . Ордынский посол вёл себя по-хозяйски в горо-де: «прогна князя великаго съ двора его, а самъ ста на князя великаго дворѣ съ многою гръдостію и яростію и въздвиже гоненіе велико на христіаны насиль-ствомъ и грабленіемъ и битіемъ и поруганіемъ» . В народе появился слух, будто бы посол перед поездкой на Русь пообещал Узбеку: «Разорю христіан-ство, а князя ихъ избію, а княгини и дѣти къ тебѣ приведу» .
Посольство Чолхана обычно не связывают с антитверской политикой хана Узбека. Чолхана считают послом, прибывшего на Русь, чтобы собрать дань . Также существует точка зрения, что посольство было направлено с целью уста-новления контроля над тверским князем . Также возможно, что Чолхан про-должил собирать с тверичей прошлые задолженности за время суда над Дмит-рием.
Попытки Александра успокоить население были неудачными. 15 августа вспыхнуло восстание, в результате которого отряд Чолхана был уничтожен, а сам посол был сожжён в княжеском дворце.
Князь также принял участие в восстании. Именно его новгородские и мос-ковские летописи называют предводителем восставших тверичей . Однако ви-деть Александра зачинщиком восстания не представляется возможным, ввиду его «примиренческой» позиции до уничтожения отряда.
Восстание в Твери не могло быть оставлено безнаказанным. На Русь была отправлена «Федорчукова рать», к которой также присоединились Иван Дани-лович Калита и Александр Васильевич Суздальский. Союзники «взяша градъ Тферь и Кашинъ, а прочая грады и волости пусты сотвориша, а людеи изсекоша, а иныхъ в полонъ поведоша», помимо тверских территорий пострадали также и новгородские земли. Александр Михайлович вместе с семьёй бежал в Псков .
После «Федорчуковой рати» в Твери сел княжить третий сын Михаила Ярославича Константин. В 1328 г. вместе с Иваном Калитой Константин ездил в Золотую Орду , где, видимо, и получил ярлык на княжение Тверское. Кон-стантин «нача княжити тоды тихо и мирно» , тем самым стремясь восстано-вить свои земли после разорения. Тверскому князю постоянно приходилось ориентироваться на Орду и Москву. По приказу Узбека Константин совместно с Иваном Калитой совершил поход на Псков, после которого Александр Михай-лович был вынужден бежать в Литву . В 1332 г. Константин ходил в Орду вместе Иваном Даниловичем , по всей видимости, чтобы подтвердить свой ярлык.
Александр Михайлович не желал оставаться в Литве. В 1335 г. Александр отправляет в Золотую Орду своего сына Фёдора, а в 1337 г. поехал туда сам . Хан Узбек простил князя и разрешил ему снова сесть в Твери. Однако Тверской земле дорого далось возвращение князя: в 1335 г. вместе с Федором из Орды пришёл посол Авдул, а в 1337 г. с Александром – Киндяк и Авдул , которые принесли многие «тягости» местному населению .
Возвращение на тверской стол Александра Михайловича не устраивало Ивана Даниловича. Московский князь отправился в Орду и в результате интриг смог добиться перемены в позиции Узбека. К Александру было направлено по-сольство с требованием явиться в Орду. Тверской князь сначала отправил сына Фёдора, а затем поехал и сам . Как и перед казнями Михаила Ярославича и Дмитрия Грозные Очи в ханской ставке происходила борьба между группиров-ками, поддерживающими, с одной стороны, Ивана Калиту, а, с другой, – Алек-сандра Михайловича. С этим связано летописное упоминание: «и инiи глагола-хоу: княженiе ти великое даетъ царь, а инiи глаголахоу; оубиту ти быти» .
Существует предположение, что столь сильные перемены в отношении Узбека к Александру Михайловичу связаны с желанием хана через посредниче-ство тверского князя урегулировать отношения с набирающей силы Литвой. Ко-гда же тверской князь не оправдал себя в роли посредника, то он был казнён . Учитывая, что в это время литовцы вышли к границам Орды, версия о попытки использовать связи Александра с Гедимином выглядит вполне жизнеспособной.
После казни Александра ярлык на Тверское княжение снова получил Кон-стантин Михайлович. Князь продолжил свою политику по избеганию активных действий во внешней политике. Лишь однажды, можно предположить, Констан-тин попытался использовать Золотую Орду против Москвы. В 1340 г. он вместе с другими князьями неудачно пытался оспорить ярлык на великое княжение у Симеона Московского . Однако это был единичный случай. В связи с усилени-ем Московского и Литовского княжеств для тверских князей именно отношения с этими государствами выходят на первый план. К тому же к концу правления Константина в Тверском княжестве развернулись междоусобицы. В ханскую ставку князья ездят для получения ярлыка и определения прав наследования. Так, в 1346 г., разбирая спор за княжение между Василием Кашинским (ум. 1368), последним сыном Михаила Ярославича, и его племянником Всево-лодом Холмским (ум. 1364), сыном Александра Михайловичем, хан Джанибек (ум. 1357) неожиданно пошёл на нарушение традиционного лествичного поряд-ка наследования, отдав ярлык Всеволоду, который приходился племянником Василию . По мнению Р.Ю. Почекаева, какой-либо дальновидной политики со стороны хана не было, а данное решение было продиктовано сложившимся в Золотой Орде обычаем наследования от отца к сыну . Хотя следует отметить, что данная традиция наследования не была обычна для монголов . Подобное решение вызвало междоусобицу в Твери, которая закончилась в 1349 г. Од-нако в скором времени она возобновилась в результате передачи ярлыка Васи-лию Михайловичу, что привело к нарушению устоявшегося равновесия и вы-звало новый виток борьбы между двумя тверскими князьями . Очередная по-пытка Всеволода в 1358 г. получить ярлык привела к тому, что он был просто «без суда» выдан своему дяде .
Следует отметить, что после смерти Узбека Золотая Орда стала терять свою мощь и былое влияние, всё сильнее погрязая в непрерывных смутах . За междоусобицами были «практически забыты внешнеполитические интересы Зо-лотой Орды. Эпизодические акты внешнеполитического характера в первую очередь были направлены на упрочения той или иной стороны», что было осо-бенно характерно для 1360-х годов . Контроль Улуса Джучи над Русью сла-бел. Показательно, что уменьшилось число поездок князей в степь . Соответ-ственно, связи Орды с Тверью ослабли. Для тверских князей на главное место вышли отношения с Литвой и Москвой.
Положение несколько изменилось с усилением микулинского князя Ми-хаила Александровича (1333–1399), брата Василия, при котором Тверском княжество снова смогло конкурировать с Москвой, возглавляемой Дмитрием Ивановичем. Михаил опирался на поддержку великого княжества Литовского, с котором его связывали династические связи. Однако тверской князь также пы-тался найти союзника и в лице Золотой Орды, где на тот момент возвысился темник Мамай (ум. 1380). Однако попытки найти помощь у Золотой Орды не принесли существенной пользы. Мамай охотно вручал Михаилу ярлык на Вла-димирское великое княжение в 1370 г. и в 1371 г. , но какой-либо суще-ственной поддержки не оказал. Возможно, это было связано с нежеланием Ми-хаила наводить ордынское войско на Русь . Мамаю же, несмотря на растущее могущество Москвы, больше нравилось получать русское серебро, чем посы-лать войска на Русь, которые ему самому были нужны в постоянных ордынских усобицах. Поэтому, когда Дмитрий Иванович в 1371 г. приехал в Золотую Орду с намерением выкупить ярлык, а вместе с ним и сына Михаила, Ивана, то ника-ких возражений со стороны Мамая не последовало . А тверскому князю было направлено послание: «Княженiе есмы тебѣ дали великое и давали ти есмы рать и ты не понялъ, реклъ еси своею силою сѣсти, и ты сиди съ кѣмъ ти любо» . А.Н. Насонов предположил, что Мамай, поддерживая Тверь, рассчитывал на то, что Михаил «захватит Великое княжение Владимирское с помощью Литвы» .
В 1375 г. Мамай спровоцировал войну Твери и Москвы, пообещав твер-скому князю оказать поддержку , но Михаил, выступивший против Дмитрия, так её и не получил. Результатом противостояния тверского и московского кня-зя стал поход объединённой русской рати на Тверь На этот раз Михаил Алек-сандрович не мог рассчитывать на помощь Литвы. Итогом осады стало заклю-чение мира, по которому Михаил признал себя «младшим братом» и обязался оказывать помощь Дмитрию в борьбе с ордынцами, не искать великого княже-ния, разорвать союз с Литвой . Следует отметить, что условия договора носи-ли чисто формальный характер. Так, например, тверских войск на Куликовом поле не было, за исключением удельных кашинских князей .
Главным итогом войны стало то, что Тверь смогла отстоять свою само-стоятельность. Москва же не смогла добиться своих целей: она была вынуждена признать Михаила Александровича тверским князем и довольствоваться нейтралитетом Твери в грядущем конфликте с Мамаем.
Однако необходимо отметить, что несколько раз ордынцы случайно ока-зывали Михаилу поддержку. Так в 1368 г. из-за прихода ханских послов твер-ской князь был освобождён из московского плена . В 1370 г. в Тверь пришли послы Капьтаган и Тюзак, что спасло княжество от полного разорения Дмитри-ем Ивановичем .
В дальнейшем Михаил предпочитал держаться в стороне от борьбы Дмитрия с Золотой Ордой. Во время вторжения Тохтамыша (ум. 1405) твер-ской князь смог откупиться от ордынского войска . Возможно, в 1382 г. во время поездки в Золотую Орду Михаил пытался получить ярлык на Владимир-ское княжение, но ярлык достался Дмитрию .
Новый тверской князь Иван Михайлович в 1400 г. не стал отправляться в Орду для получения ярлыка на княжение, ограничившись отправкой послов – «киличеев» . Необходимо отметить важное изменение в поведении тверского князя: Иван Михайлович признал власть ордынского хана, но уже не считал нужным ехать самому в степь за ярлыком .
Тверской князь отправился в Золотую Орду лишь в 1407 г. Причиной его поездки стали происки Юрия Всеволодовича Холмского (ум. ок. 1410), который при поддержке Москвы пытался получить ярлык на великое княжение Тверское. Хан Булат-Салтан (Пулад) (ум. 1410/1411) отдал ярлык Ивану . Однако, находившийся в Золотой Орде Юрий смог добиться ярлыка на Кашин. Вернув-шись на Русь, Юрий Холмский остановился в Москве, выслав в Тверь ордын-ского посла Маманта Дербоша. Иван радушно встретил посла, но на претензии Юрия ответил отказом: «азъ самъ вчера отъ царя прiидохъ, и посолъ царева днесь у меня есть, и ярлыкъ царевъ данъ ми есть на всю землю Тверску, и самъ юрый въ ярлыцѣ царемъ данъ ми есть, да того ради тебе не послушаю» .
В 1408 г. на Русь вторгся Едигей (1352–1419). Осадив Москву, Едигей по-требовал от Ивана явиться «со всею ратью тверскою, и съ пушками и съ тюфя-ки, и съ самострѣлы и съ всѣми съсоды градобiиными» . Тверской князь «не хотя сего сътворити, ни измѣнити крестнаго цѣлованiа и давнаго мира и любви съ великимъ княземъ» пошёл на хитрость: собрал небольшое войско и стал так медленно продвигаться к Москве, что Едигей не дождался его и ушёл в Зо-лотую Орду, предварительно разорив окрестности Клина .
В 1412 г. Москва предприняла попытку с помощью хана Джелал ад-Дина (ум. 1413) посадить в Кашине Василия Михайловича (ум. ок. 1425), брата твер-ского князя. Иван Михайлович был вызван в Золотую Орду, а Василий попы-тался во время отсутствия тверского князя захватить Кашин, но эта попытка бы-ла отбита. Сам хан, пока Иван добирался его ставки, погиб в бою. Новый хан Керим-Бердей (ум. 1414) отпустил тверского князя «съ честiю и съ пожало-ванiемъ» . После этой поездки тверские князья перестали бывать в Орде.
Как отметил Ю.В. Селезнёв, «поездки в Орду князей в 1412–1413 годах оказались последними столь массовыми посещениями ставок ханов в XV ве-ке» . Ослабление Улуса Джучи, временно прерванное деятельностью Едигея, продолжилось. «Едигей был последним из золотоордынских правителей, кто не только стремился, но одно время и на деле осуществляя былое великодержавие татарской власти в Восточной Европе <...> Татары перестали быть могуще-ственным государством, но ещё оставались силой, которая способна была бес-покоить <...> соседей – Русь, Литву и Польшу» .
В годы правления Бориса Александровича (ум. 1461), возглавившего Тверское княжество в 1425 г., Золотая Орда продолжала слабеть, и её отноше-ния с Русью сводились к набегам на русские земли. Тверской князь предпочитал не ввязываться в столкновения с монголами, ограничиваясь обороной своих территорий .
После смерти Бориса Александровича в 1461 г. на тверской стол сел его малолетний сын Михаил (1453–1505). Правление последнего тверского князя прошло под знаком скорого подчинения Тверского княжества Москве. Уже в 1460-х гг. начался отток удельных князей и бояр в Московское княжество. В 1477 г. во главе Тверской епархии был поставлен сын московского боярина Стриги-Оболенского Вассиан .
Помимо уступок во внутренней политике Михаил проводил внешнюю по-литику в интересах Москвы. В 1480 г., когда произошло вторжение хана Ахмата (ум. 1481), в Стоянии на реке Угре с войском Ивана III Васильевича (1440–1505) «сила была великаго князя Михаила Борисовича Тверскаго тутъ же» . Стояние на Угре положило конец владычеству Орды над Русью, в скором вре-мени также закончилась история Тверского княжества, в 1385 г. присоединённо-го к Московскому государству.
* * *
Таким образом, политика тверских князей претерпевала длительную эво-люцию, начиная с правления Ярослава Ярославича. При первом тверском князе эта политика носила чисто подчинённый характер, вызванный как слабостью Ру-си, так и силой Золотой Орды.
Однако уже при приемниках Ярослава начинается изменение роли Золо-той Орды в политике тверских князей. Уже Михаил Ярославич пытался исполь-зовать её для достижения своих целей путем привлечения золотоордынских от-рядов для борьбы со своими противниками, но таких размахов, как это было во время борьбы Андрея Городецкого и Дмитрия Переяславского, ордынская по-мощь не достигала. Видимо, наученные горьким опытом князья пытались со-кратить использование монгольских отрядов до минимума.
Ко времени Михаила Ярославича также относится и историографическая проблема, не решённая до сих пор, об ориентации тверского князя на Ногая. Как бы то ни было, Михаил был одним из первых русских князей, который оказался готовым дать отпор ордынцам, как это произошло во время нашествия Дюдене-вой рати.
В целом тверской князь после объединения Улуса Джучи ханом Тохтой проводил политику, направленную на беспрекословное подчинение ханам. Только оказавшись в безвыходном положении, Михаил был вынужден оказать сопротивление ханскому отряду, но и тогда всяческим способом пытаясь смяг-чить возможные последствия.
Вся ордынская политика Михаила Ярославича была поставлена под удар из-за смерти ханской сестры Кончаки, за что тверской князь и был казнён.
Сыновья Михаила, Дмитрий и Александр, также пытались использовать Золотую Орду в борьбе с Юрием. Только вместо привлечения военных отрядов Михайловичи, в первую очередь, пытались использовать ханский суд. О важно-сти ордынского направления может свидетельствовать время, проведённое в Орде Михаилом и его сыновьями. Михаил Ярославич находился при ордынском дворе пять с половиной лет. Это самый длительный срок для всех русских кня-зей за период всего ордынского владычества. Большие показатели характерны и для его сыновей .
Политика ханов в отношении Твери в первой половине XIV в. колебалась от желания иметь сильного князя в лице Михаила на Владимирском столе, что гарантировало бесперебойное поступление дани, при хане Тохте, до стравлива-ния тверских и московских князей при Узбеке. Именно такая политика Узбека и привела к ослаблению тверского княжеского дома, когда в ханской ставке были казнены Михаил Ярославич, Дмитрий Грозные Очи и Александр Михайлович.
В дальнейшем Тверское княжество, находившееся в упадке, не интересо-вало ханов, которые предпочитали поддерживать московских князей. Сами же тверские князья отказались от активной политики в отношении Золотой Орды и ограничивались поездками за ярлыками и судом над удельными спорами.
Попытка Михаила Александровича найти поддержку у Мамая во время противостояния Дмитрию Ивановичу оказалась безуспешной, ввиду слабости самой Золотой Орды, вызванной постоянными раздорами внутри неё.
После 1375 г., когда был заключен мир между Михаилом и Дмитрием, Тверь предпочитала не ввязываться в конфликты с Золотой Ордой, что уберегло город от разорения Тохтамышем и Едигеем, а от попыток использовать войска Джучидов в своих целях тверские князья отказались из-за ориентации на враж-дебную ханам Литву, а также ввиду дальнейшего ослабления Орды.
В 1480 г. тверские войска приняли участие в отражении похода хана Ах-мата. Изменение тверской политики связано с возрастающим влиянием Ива-на III, который использовал Михаила Борисовича для достижения своих целей.
Список использованных источников и литературы
I. Источники
1. Договорные грамоты Новгорода с тверским князем Михаилом Яросла-вичем о взаимной помощи // Грамоты Великого Новгорода и Пскова. М.; Л., 1949.
2. Докончание великого князя Дмитрия Ивановича с великим князем твер-ским Михаилом Александровичем. Грамота в. кн. Дмитрия Ивановича в. кн. Михаилу Александровичу // Духовные и договорные грамоты Великих и удель-ных князей XIV–XVI вв. М.; Л., 1950.
3. Житие Михаила Ярославича Тверского // Библиотека литературы Древ-ней Руси. СПб., 1999. Т. 6.
4. Жития св. Петра – митрополита и самый текст одного из них, написан-ный епископом Прохором // Макарий (М. П. Булгаков). История русской церк-ви. СПб., 1866. Т. IV.
5. Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. М.; Л., 1950.
6. Полное собрание русских летописей. Т. 1: Лаврентьевская летопись. Вып. 2: Суздальская летопись по Лаврентьевскому списку. Л., 1927.
7. Полное собрание русских летописей. Т.4. Ч.1. Новгородская четвёртая летопись. Вып.1. Пг., 1915.
8. Полное собрание русских летописей. Т. 5: Софийская I летопись. СПб., 1851.
9. Полное собрание русских летописей. Т.6. Вып.1: Софийская первая ле-топись старшего извода. М., 2000.
10. Полное собрание русских летописей. Т. 7: Летопись по Воскресенско-му списку. СПб., 1856.
11. Полное собрание русских летописей. Т. 10: Летописный сборник, име-нуемый Патриаршей или Никоновской летописью. М., 2000.
12. Полное собрание русских летописей. Т. 11: Летописный сборник, име-нуемый Патриаршей или Никоновской летописью. М., 2000.
13. Полное собрание русских летописей. Т. 15: Рогожский летописец. Тверской сборник. СПб., 2000.
14. Полное собрание русских летописей. Т. 18: Симеоновская летопись. М., 2007.
15. Полное собрание русских летописей. Т. 25: Московский летописный свод конца XV века. М.; Л. 1949.
16 Полное собрание русских летописей. Т. 26: Вологодско-Пермская ле-топись. М.; Л., 1959.
17. Приселков М.Д. Троицкая летопись: реконструкция текста. М.; Л. 1950.
18. Собрание государственных грамот и договоров. М., 1813. Т. 1.
19. Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884. Т. 1.

II. Литература
1. Борзаковский В.С. История Тверского княжества. М., 2006.
2. Борисов Н.С. Возвышение Москвы. М., 2011.
3. Борисов Н.С. Михаил Тверской. М., 2017.
4. Вернадский Г.В. Монголы и Русь. М., 2014.
5. Горский А.А. Москва и Орда. М., 2016.
6. Горский А.А. Москва, Тверь и Орда в 1300-1339 годах // Вопросы исто-рии. 1995. № 4.
7. Греков И.Б. Очерки по истории международных отношений Восточной Европы XIV – XVI вв. М., 1963.
8. Греков Б.Д., Якубовский А.Ю. Золотая Орда и её падение. М.; Л., 1950.
9. Егоров В.Л. Золотая Орда перед Куликовской битвой // Куликовская битва. Сборник статей. М., 1980.
10. Иванова Е.Е. К вопросу об ордынской политике князя Даниила Рома-новича Галицкого // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2013. № 2(52).
11. Каргалов В.В. Русь и кочевники. М., 2018.
12. Карманов Д.И. Собрание сочинений, относящихся к истории Тверского края. Тверь, 1893.
13. Клюг Э. Княжество Тверское (1247-1485 гг.). Тверь, 1994.
14. Кучкин В.А. Формирование государственной территории Северо-Восточной Руси в X–XIV вв. М., 1984.
15. Макарий (Веретенников), архимандрит. Митрополиты Древней Руси (X–XVI века). М., 2016.
16. Малышев А.Б. Христианство в истории Золотой Орды: дисс. к.и.н. Са-ратов, 2000.
17. Мыськов Е.П. Политическая история Золотой Орды. Волгоград, 2003.
18. Мыськов Е.П. Система престолонаследия в Золотой Орде во второй половине XIII – начале XIV в. // Археология Восточно-Европейской степи. Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 10. Саратов, 2013.
19. Насонов А.Н. «Русская земля» и образование Древнерусского государ-ства. Монголы и Русь. СПб., 2006.
20. Почекаев Р.Ю. Цари ордынские. Биографии ханов и правителей Золо-той Орды. СПб., 2010.
21. Селезнёв Ю.В. Русские князья при дворе ханов Золотой Орды. М., 2017.
22. Селезнёв Ю.В. Элита Золотой Орды. Казань, 2009.
23. Татищев В.Н. Собрание сочинений. М., 1996. Т. 5–6. История Россий-ская.
24. Тихомиров М.Н. Куликовская битва. // Повести о Куликовской битве. М., 1959.
25. Храпачевский Р.П. Экономическая составляющая «Неврюевой рати» (по монгольским источникам) // Восточная Европа в древности и средневековье. М., 2013. Вып. XXV.
26. Черепнин Л.В. Образование Русского централизованного государства в XIV-XV веках. М., 1960.
27. Штыков Н.В. Александр Невский и появление княжеской власти в Тверской земле // Александр Невский и Ледовое побоище: Материалы научной конференции, посвященной 700-летию побоища. СПб, 2014.
28. Экземплярский А.В. Великие и удельные князья Северной Руси в Та-тарский период с 1232 по 1505. СПб., 1891. Т.2.

Параметры публикации:
Новости Просмотров: 111
Печать