Четверг, 25 Октябрь 2012 10:33

Город Владимир и Андрей Боголюбский: у истоков российской государственности

Город Владимир и Андрей Боголюбский:  у истоков российской государственности

Оценки важнейших исторических событий редко обходятся без изменений, без столкновения различных интерпретаций, без смещения акцентов. Для людей, живущих в своем времени, идущих по своему пути, к будущему, вполне закономерно обращаться к своему прошлому, вопрошать его в поисках ответа о самих себе.

Одним из таких важнейших событий является зарождение и развитие российской государственности, процесса, приведшего, в конце концов, к появлению на исторической арене нашего государства.

Начнем с выделения трех групп факторов, обуславливающих необходимость переосмысления самого процесса становления российской государственности и той роли, которую сыграл в этом процессе князь Андрей Боголюбский.


 Князь Андрей Боголюбский 

Князь Андрей Боголюбский. Скульптурный портрет-реконструкция М. М. Герасимова. 1939 год

Первый их них – социально-политические трансформации в России. Масштабные, грандиозные изменения в России, имевшие место на протяжении всего XX века, привели к тому, что в России менялись политические режимы, формы правления и государственного устройства, границы, поколения и идеологии. Трагические трансформации требовали и иной интерпретации прошлого, поскольку каждая новая фаза или этап общественного развития стремится иметь свою собственную историю или, по крайне мере, свою интерпретацию ключевых исторических событий.

Политические изменения XX века привели и к неординарной ситуации, когда единое в далеком прошлом пространство Северо-Восточной Европы оказалось разделенным на территории нескольких государств. В результате, мать городов Русских и политический центр Руси – Киев, в сегодняшней ситуации является столицей суверенного украинского государства. И никаких политических оснований говорить, что это временное явление, у нас нет. Это, естественным образом рождает запрос на поиски внутренних, внутрироссийских источников государственности. Среди этих источников важное место занимает, безусловно, и новгородская традиция феодальной республики, которая с уходом Киева из зоны российской государственности приобретает новое значение. К таковым источникам теперь с полным правом можно отнести и Владимиро-Суздальскую традицию, основателем которой как раз и был князь Андрей Боголюбский.

     До революции 1917 года, до момента распада Российской империи, столичный статус Владимира особо никак не проявлялся. Владимир, скорее, рассматривался как промежуточный этап, как передаточное звено между «матерью городов русских» Киевом и нынешней столицей России – Москвой. И это было понятно, и исторически, и политически. Вплоть до настоящего времени господствует устойчивое мнение, что российская государственность накрепко «привинчена», пришита к Москве, ну, может быть, еще немного к Петербургу. Однако, пути Истории сложны и непредсказуемы. Украина и Россия теперь совсем разные суверенные государства. И этот факт, как бы к нему ни относится, рождает совсем новую оценку роли Владимира в истории становления нового государства на Северо-Востоке Руси.


 

 Вокняжение во Владимире в 1157 году. Миниатюра Лицевого  летописного свода. Лаптевский том. 2-я половина XVI века

Вокняжение во Владимире в 1157 году. Миниатюра Лицевого  летописного свода. Лаптевский том. 2-я половина XVI века

Если уйти от ставшей главенствующей политической и идеологической «москвоцентричной» версии российской истории, то становится очевидным что линия развития российской государственности не просто случайно затронула Владимир – это была закономерная историческая траектория процесса развития русского государства, одним из мощнейших и важнейших драйверов которого была деятельность Андрея Боголюбского.

Второй фактор – новые достижения исторической науки.

Изменения, произошедшие за последние 50 лет в исторической науке были столь значительными, что достижения историков прошлого века могут быть существенно дополнены и скорректированы с помощью применения новых исследовательских стратегий, методов исследования, новых подходов и инструментов.

Не углубляясь в перипетии исторических споров, отметим, что ранняя история Руси всегда была в центре не только исторических, но и идеологических дискуссий. Обострение этих споров ожидаемо произошло в период становления новых независимых славянских государств (Россия, Украина, Беларусь), каждое из которых принялось за поиски собственных оснований государственности. Это привело к тому, что некогда общее прошлое в работах некоторых исследователей стало растаскиваться по отдельным «квартирам», часто в ущерб историческим фактам. Можно привести пример современной украинской историографии, в которой, к сожалению, значимое место занимают работы, в которых обосновывается раннее и автономное зарождение украинской нации и украинского государства.

Тем не менее, в трех славянских странах наработан и продолжает нарабатываться богатейший опыт изучения древнерусской истории, который

нельзя игнорировать. Сегодня перед нами встает довольно объемная и сложная задача интеграции этого опыта, создания общего исторического поля понимания зарождения государственности у славян. И эта задача вряд ли может быть решена в рамках какой-то одной национальной исторической школы. В этом смысле деятельность и идеи Андрея Боголюбского, объединяющего в себе географические и политические просторы Древней Руси, вполне может быть тем самым предметом научного интереса, вокруг которого такая интеграция начнет осуществляться.

Третий фактор – глобальные процессы и глобальная конкуренция.

 Глобальные процессы ставят вопрос о самоидентификации не только стран и народов, но и локальных областей, городов и поселений, которые вступают в глобальное соревнование, конкуренцию. Сакраментальный вопрос «Кто мы?», начинают себе задавать не только новые нации, только выходящие в мировое конкурентное пространство, но и те народы, которые, казалось бы, уже давно и глубоко определились и устоялись.

Не остается в стороне от таких поисков и Россия. Огромное количество

публикаций за последние 20 лет посвящены путям развития нашего государства. И эти споры далеко не закончены.

Представляется, что фигура Андрея Боголюбского, его свершения, задумки при соответствующей проработке и анализе в настоящее время могут стать определенной отправной точкой, фундаментом для самоопределения и самоиндентификации развивающейся российской политической нации. С этой точки зрения требуется специфический анализ того времени, выделение новых поворотных точек развития, основных принципов построения древнерусской государственности, отличающей нас от других народов Европы.

Продолжим наше рассмотрение кратким описанием современных взглядов на государственность. Несмотря на то, что термин «государственность» в настоящее время активно и часто используется публицистической, политологической, философской, исторической и иной литературе, пока нельзя сказать, что существует какая-то общепринятая и однозначная трактовка этого термина.

На наш взгляд, можно выделить несколько точек зрения.

Во-первых, понятие государственности часто выступает синонимом понятия государства. Во-вторых, под государственностью нередко понимают «государственно-правовую действительность или единый «политико-правовой механизм». В-третьих, государственность также может быть определена как система политической организации общества, включающая в себя систему государственных властных органов. В-четвертых, государственность часто рассматривают как определенный исторически длительный этап состояние обще­ства. В-пятых, государственность часто рассматривают с точки зрения входящих в его состав элементов: государство-институт, государство-идея, образ государства, осознание государства, отношение к государству, общество, гражданин и т. д. В-шестых, часто пишут о национальной государственности как особом качественном признаке исторического развития национально-этнических общностей, сумевших создать собственное государство. В-седьмых, иногда подчеркивается и абстрактная или виртуальная сущность государственности как выражения связи между государственной волей и ее исполнением, в зависимости от того, насколько воля адекватна восприятию населения.


 

 Икона Божией Матери Боголюбская. Москва. XIX век

Икона Божией Матери Боголюбская. Москва. XIX век

Не все эти характеристики вызревали одновременно, скорее всего, процессы их развития носили сложный и нелинейный характер, не все значимые характеристики государственности здесь приведены, однако уже такое выделение создает некоторую рамку анализа исторического развития государственности, которую можно применить и к эпохе Андрея Боголюбского. Даже предварительный анализ показывает, что деятельность князя Андрея вполне может рассматриваться как период активного изменения (создания) основ древнерусской государственности.

Традиционно к началам русской государственности относят восточнославянские территориальные образования 7-9 вв. Эти ранние государства стали создаваться в момент распада родоплеменных отношений. Доселе существовавшие родовые общины стремительно преобразовывались в общины соседские (семейные). Власть рода постепенно ослабевала, передавая легитимность сложившимся к тому времени в городских поселениях территориальным администрациям.

В исторической науке долгое время шел спор, принесена ли государственность на Русь извне (норманнская теория), или она самостоятельно сформировалась на родной почве. На сегодняшний день большинство ученых рассматривает государство как плод развития общества на определенной стадии его развития. Независимо от места происхождения основателя первой на Руси княжеской династии (князя Рюрика) и способа подчинения им восточнославянских племен, возникновение на Руси соответствующей структуры общественного управления свидетельствует о сложившихся в обществе объективных предпосылках государственной организации.

Объединение восточнославянских племен в единое государственное целое произошло под властью князя Олега, соединившего военной силой земли, прилегающие к водному пути «из Варяг в греки», выступившего с военной дружиной из Новгорода и покорившего Киев. Этим актом было положено начало истории единого Древнерусского государства.

Ключевой государственной фигурой Древней Руси являлся киевский князь. Задачи Великих князей 9-11 вв. в основном сводят к обеспечению безопасности населения, строительству оборонительных городов крепостей, обороне от внешних набегов, установлению внешних и внешнеэкономических связей, выполнению судебных функций. Помимо князя в Киеве и ряде других городов действовало Вече – общенародное собрание. Собиралось оно от случая к случаю и решало базовые вопросы жизнедеятельности города – войны и мира, налогообложения и ряд других. Полицейско-административные и иные управленческие функции на Руси осуществляли назначаемые князем чиновники (посадники, наместники, волостели).

 Святой благоверный князь Андрей Боголюбский держит совет об учреждении митрополии во Владимиро-Суздальской Руси

Святой благоверный князь Андрей Боголюбский держит совет об учреждении митрополии во Владимиро-Суздальской Руси. Миниатюра Лицевого  летописного свода. Лаптевский том. 2-я половина XVI века


Порядок престолонаследия определялся для князей сложной системой, названной в исторической литературе «теорией очередного порядка». В соответствии с её правилами старший в роду имел наиболее значимые и богатые княжеские земли. Передвижка князей происходила после смерти старшего представителя рода с заменой его следующим по старшинству. Указанные правила престолонаследия действовали в отношении всех без исключения княжеских наделов Древней Руси. Устанавливаемый ими порядок оказывался чрезвычайно запутанным и порождал множество усобиц. Попытки изменить его (одна из них имела место на съезде князей в городе Любеч в 1097 году и предусматривала установление порядка наследования княжеских наделов от отца к сыну) успеха не имели.

Следует отметить, что рельефно-климатические условия древнерусской

территории нельзя назвать благоприятными для ведения хозяйственной деятельности. По сравнению с западноевропейскими аналогами, почвы отличались значительно меньшим плодородием, климат – большей суровостью. Земледельцы часто вынуждены были искать новые места для сельскохозяйственных работ, что дало возможность распространиться подсечно-огневому методу земледелия.

По мнению большинства историков, за время существования Киевской Руси её население не успело стать единым народом, а сама Киевская Русь вряд ли может быть названа единым государством (хотя это вопрос вызывает очень много споров). На древнерусском социальном пространстве сложились лишь отдельные элементы, характерные для целостной социальной общности.

К ХII-му веку на Руси сложились три наиболее весомых и значимых территориальных образования: Владимиро-Суздальское княжество на северо-востоке, Галицко-Волынское – на юго-западе и Новгородская республика на севере. В каждом из них сформировался особый общественный и политико-экономический уклад, который можно назвать основами зарождающейся государственности.

Новгородское государство изначально складывалось в форме аристократической республики. Удаленное от Киева и наименее от него зависимое в экономическом и военном плане, оно быстро приобрело значительную политическую самостоятельность. Считается, что особое географическое положение Новгорода предопределили господство торгового капитала в его экономике. Основными торговыми партнерами Новгорода были немецкие города Ганзейского союза. В этих условиях власть в городе принадлежала торгово-промышленному боярству. Официальным верховенством власти наделялось народное Вече. На практике оно представляло собой арену вражды различных боярских партий. При этом князь исполнял лишь функции военачальника и представителя Новгорода во внешних сношениях. Поскольку князья призывались Вечем и им же изгонялись из города, то смена князей была исключительно частой.

Географическая близость с Западом обусловила многочисленные внешнеполитические и культурные контакты с европейскими странами Галицко-Волынского княжества. Чрезвычайно активную роль в жизни этого государственного образования играло боярство, наделенное земельным капиталом и являющееся весомой политической силой, активно противодействовавшей князьям. Во многом установления и принципы этого типа государственности были востребованы в Великом княжестве Литовском, частью которого Галицко-Волынское княжество стало во второй половине XIII века.

Владимиро-Суздальская Русь начала свой стремительный подъем в период, когда Южная Русь уже клонилась к упадку. Спасаясь от княжеских усобиц и половецких нашествий на северо-восток, в массовом порядке перетекало население с юга. Князья, правившие в данных местностях, нередко оказывались «старше» городов – центров их удельных княжеств: пришедший в наследственный удел князь осваивал город, который затем стремительно обрастал пришлым населением. Вследствие этого край не имел вечевых традиций, а власть князя была практически абсолютной. Неограниченности княжеской власти также способствовала зависимость от нее местного боярства. Земли русского северо-востока не отличалась плодородием, и не позволяли господствующей прослойке обрести высокий финансовый и имущественный вес. Указанное обстоятельство служило условием, благоприятствующим союзническим отношениям боярства и княжеской власти.

 Карта Владимиро-Суздальского княжества

Карта Владимиро-Суздальского княжества

Именно в этих обстоятельствах, кратко и упрощенно изложенных выше, и пришлось действовать князю Андрею Боголюбскому.


Представляется, что в наиболее укрупненном виде всё, что привнес Андрей Боголюбский в жизнь Северо-Востока Руси можно сконцентрировать в три больших конгломерата изменений.

1. Активизация социально-экономической, политической и религиозно-культурной жизни на Северо-Востоке Европы.

Несомненным было то, что деятельность князя Андрея в Суздальской земле сделала этот край центром активной социально-политической и экономической жизни, каковой не было до XII века, и которая почти прекратилась с уходом ближайших наследников Андрея Боголюбского. Причем всю деятельность Андрея трудно назвать вынужденной, или предопределенной. Во многом этот человек сам творил свою судьбу и судьбу своего любимого края. Был ли у него чёткий план действий в этот момент? Трудно об этом судить определенно. Николай Воронин считает, что такой план, безусловно, был, и в основе этого плана лежала любовь и вера князя в возможности и в будущее Владимирского края. Несомненно одно – почти всё, что сделал князь на северо-востоке Руси объективно оказывалось подчинено именно этой задаче. Андрей Боголюбский прилагал неимоверные усилия, чтобы Владимир стал центром не только политической, но и военной, культурной и религиозной жизни. И многое ему удалось.

2. Изменения в формах политико-управленческой организации власти на Владимирской земле по сравнению с Киевом и Киевской Русью.

Перенос центра политической жизни Руси из Киева во Владимир был не только сменой географического места. Надо понимать, что Андрей Боголюбский бежал из Киева, с его удобным расположением, комфортным климатом, Киева, который уже несколько столетий был привычным главным центром власти на Руси, из Киева – где уже было все налажено и где традициями уже было все предусмотрено. Князь Андрей бежал далеко на Север, где не было почти ничего, в суровый климат вовсе не для того, чтобы полностью повторить те установления и правила, которые господствовали в Киеве. Замысел Андрея Боголюбского был иным. Владимир стал первой столицей Северо-Восточной Руси, исторической столицей, столицей – родоначальницей Истории российского государства. При этом следует отметить, что Владимир получил столичный статус не в виде подарка судьбы, а в серьезной, подчас жестокой политической и военной борьбе с другими серьезными претендентами на этот статус – и прежде всего с Киевом. Именно в противостоянии с Киевом Владимир зарождался, рос и развивался в качестве столицы нового русского государства. Князь Андрей Боголюбский одержал победу над Киевом, жесткую и даже жестокую победу, военную, политическую и экономическую, после чего Владимир становится центром создания нового русского государства, а Андрей Боголюбский – основоположником российской государственности.

Именно во Владимире Андреем Боголюбским были созданы и внедрены модели и механизмы организации политической власти, ставшие основой для российского государства на столетия и дошедшие до нашего времени. Контуры этой модели мы легко можем наблюдать и в сегодняшнем политическом устройстве России. Все это создавалось, творилось на владимирской земле. Создавалось Андреем Боголюбским, его идеями, его волей, ну и конечно, теми людьми, которые поддерживали князя.

Василий Ключевский, один из самых глубоких и чутких российских историков, так писал об Андрее Боголюбском: «Это был настоящий северный князь, истый суздалец-залешанин по своим привычкам и понятиям, по своему политическому воспитанию». И далее Ключевский поясняет, что вся деятельность Андрея Боголюбского была направлена на то, что бы превратить патриархальную власть великого князя во власть государственную! Будем справедливы – многое из этого замысла Андрею Боголюбскому удалось сделать.

Таким образом, именно Андрей Боголюбский заложил основы нового типа государственной власти и отношений, которые серьезно отличались от древнерусской традиции. Во-первых, авторитет великокняжеской государственной власти начинает возвышаться над всеми остальными догосударственными политическими и патриархальными институтами. Это позволяло сконцентрировать в руках князя большую власть, добиваться большей целенаправленности и эффективности политической деятельности.

Во-вторых, князь начинает относиться к своей земле не как к временному владению, из которого он при благоприятных обстоятельствах может перейти на более удобное и престижное княжение. Теперь это русская земля, у которой есть единоличный правитель, задача которого развивать и именно этот регион. Завоевав Киев, Андрей Боголюбский даже не посетил его, отказавшись от триумфа, да и не было это для него никаким триумфом.

В-третьих, отношения князя со своим окружением все больше начинает отдаляться от отношений патриархального типа. Есть основания считать, что в основу своей оценки деятельности приближенного круга лиц, князь Андрей Боголюбский уже мог закладывать элементы определения эффективности тех или иных деяний. Правда, видимо, именно это, то есть пренебрежение традиционными нормами оценки, где главенствовали родственные и клановые связи, приоритет сиюминутной выгоды над стратегическими целями, и вызывало серьезное недовольство у тогдашней политико-управленческой элиты.


 

 Церковь Покрова на Нерли

Церковь Покрова на Нерли

По всей видимости, с ограниченным восприятием третьего фактора, описанный этот тип отношений в целом лег в основу будущей московской великокняжеской власти и заложил свою традицию управления со всеми ее плюсами и минусами.

3. Внешнеполитические стратегии.

Несмотря на свою воинственность и храбрость Андрей Боголюбский не стал ввязываться в ставшую уже перманентной борьбу за киевский престол, а совершил необычный и не очень понятный современникам поступок – бросил Киев и отправился на только что обживаемый северо-восток. Эти земли получил на княжение еще его отец. Причем, остановился Андрей не в обжитых и сравнительно богатых городах Суздале и Ростове Великом, а выбрал Владимир. Конечно, его выбор был связан с нежеланием подчиняться сильной боярской власти в «старых» городах. Владимир же не имел мощной и влиятельной боярской прослойки. Поэтому князь Андрей оказался фактически распорядителем всех земель в крае, что дало ему экономическую мощь и влияние.

Андрей Боголюбский привлекает на свои теперь уже владимирские земли служилых людей и создает мощную дружину. Он придает Владимиру статус столицы северо-востока. Для чего идет на громадные расходы – организуя белокаменное строительство в крае. За основу взяв королевские замки южной Германии в Шпейере и Вормсе, которые были на тот момент образцом архитектурного зодчества. Нечто подобное он создает в своей загородной резиденции – Боголюбове, из которой он получает возможность контролировать основные судоходные и торговые реки региона – Клязьму и Нерль. Дорогостоящее белокаменное строительство смог продолжить только его младший брат Всеволод III Большое Гнездо и то в крайне усеченных пределах. У последующих князей белокаменное зодчество заканчивается. При этом следует понимать, что белокаменное строительство во Владимирском крае шло почти синхронно с такими же процессами в Западной Европе1 (1 Как отмечает в своей книге Жак ле Гофф «Начиная с 10 века Европа начинает одеваться в белые одежды церквей»).

Следующим шагом в предании статусу Владимира как главного города северо-востока Руси, состояло в укреплении вокруг города цепи небольших городов-крепостей, которые должны были защищать его на наиболее уязвимых направлениях: в безлесных районах и по берегам рек. Таким образом, разрастается и укрепляется Москва – будущая российская столица, а тогда провинциальный городок-крепостица на реке Москве. Андрей Боголюбский укрепляет и внешнеполитическое могущество города. Ему первому из князей удалось, в составе объединенного войска, взять приступом Киев 8 марта 1169 года и подвергнуть его трехдневному разграблению. После этого события авторитет и влияние города Владимира и его князя становятся доминирующими в русских землях.

Обратим внимание на позицию Николая Воронина, выраженную в книге «Андрей Боголюбский», в которой наш историк неоднократно пытался проводить аналогии между городским развитием Западной и Восточной Европы. Причем, при всей аккуратности этих аналогий, они выглядят весьма аргументировано.


 

Золотые ворота во Владимире 

Золотые ворота во Владимире

При этом, история взаимоотношений и взаимодействия Владимиро- Суздальской Руси и западноевропейских регионов остается исследованной крайне недостаточно. Следы этого взаимодействия очевидны, однако как это происходило, через какие процессы и личности остаётся пока во многом загадкой. Это относится и к характеру взаимоотношений Андрея Боголюбского и императора Священной Римской империи германской нации Фридриха Барбароссы. Почти ровесники, эти два политических деятеля, каждый в свое регионе, двигались в очень похожих направлениях. Правда, необходимо отметить, что в отличие от своего западноевропейского коллеги, Андрею приходилось начинать и действовать почти на пустом месте, тогда как у Барбароссы были, по крайней мере, во-первых, серьезное античное наследие, в виде как материальной, так и интеллектуальной культуры, а во-вторых, уже богатая христианская культура и традиция.

Мы мало вообще знаем о том, кто окружал князя Андрея, кто помогал ему задумывать и осуществлять свои свершения. Очевидно, что вокруг князя был кружок довольно образованных людей, интеллектуалов своего времени. Масштабное строительство и идеологическое обоснование первенства Владимира требовало большой умственной, культурной и литературной работы. Однако об интеллектуальной жизни Древней Руси мы знаем крайне недостаточно.

Трагическая судьба Андрея Боголюбского неотделима от полной трагизма судьбы России. Властный князь, авторитарный руководитель, вершивший свои дела с напором и энергией, иногда с фанатизмом, иногда с тонким расчетом, истинный сын своего века – князь Андрей немало сделал, но нажил и немало врагов. Свои великие свершения он иногда сочетал с вершениями малыми, часто ненужными и даже ошибочными – и эта противоречивость, многомерность, неоднозначность поступков и мыслей также вошли в плоть и кровь созданного им нового государства.

В условиях становления современной России, с новыми амбициозными внутри – и внешне – политическими целями и задачами остро ощущается необходимость исторических обоснований российского лидерства, понимания истоков российской государственности вообще, осознания особенностей и основных характеристик российского государства, сохранявшихся на протяжении веков. Возникает большой и вполне понятный интерес к самому началу российского государства и заложенным при этом принципам.

В поисках своих корней, понимания сущности феномена России, невозможно пройти мимо важнейшей для российской истории фигуры князя Андрея Боголюбского. Именно этот исторический деятель совершил то, что в конечном итоге и привело к созданию современного российского государства, обозначив тем самым политический и социально-экономический центр нашей страны на многие сотни лет!


Как бы ни оценивали историки личность Андрея Боголюбского и его роль в развитии Древнерусского государства, главное его свершение, ради которого он совершил цепь нелогичных с первого взгляда поступков, вплоть до военно-карательного похода на Киев, мать городов русских, – так вот, главное его свершение трудно переоценить, невозможно выбросить из истории, нельзя не признать. Андрей Боголюбский – основоположник российской государственности, человек и политический лидер как никто другой заслуживший определение – великий государственный деятель.

Начало оформления Древнерусского государства в рамках и формах, заложенных Андреем Боголюбским – это историческая реальность, которая сформировала нашу страну в каких бы ипостасях она не выступала на арене мировой Истории. В этом смысле, Андрей Боголюбский сыграл для России не меньшую историческую роль, чем роль, которую сыграл для Европы Карл Великий. Последнего, кстати, жители европейских государств до его дня почитают как основателя современной Европы.

Можно с уверенностью сказать, что Андрей Боголюбский стоял у истоков московского типа государственности, ставшей основной в нашей последующей истории. Для нас, владимирцев, особо важно то, что здесь, на нашей земле, на просторах Волго-Окского междуречья зарождалась новая, Московская Русь и основу ей дал наш князь.

Российская государственность, как великое явление, имеющее общемировое значение, рождалась долго и сложно, его ценности и принципы ковались сразу во многих местах, на широкой географической площади, веками, и продолжают коваться нами сегодня. Однако, исследование жизни и деяний Андрея Боголюбского подсказывает нам, что по крайней мере одно место, которое по праву может считаться истоком, начальной точкой возникновения российской государственности, мы можем точно определить и локализовать.

В самом центре города Владимира, недалеко от знаменитых Золотых Ворот, за старинной Спасской церковью, на обрыве, есть небольшая ровная площадка, с которой открывается красивый вид на южные окрестности города и пойму реки Клязьмы. Именно на этом месте, на Спасском холме, в середине 12 века находился двор князя Андрея Боголюбского. Именно отсюда князь Андрей смотрел на южные пределы Владимиро-Суздальской земли, задумывая свои преобразования и свершения. Вряд ли есть еще в России место, которое можно было бы с полным правом назвать местом зарождения российской государственности.

Собор Успения Пресвятой Богородицы во Владимире 

Собор Успения Пресвятой Богородицы во Владимире

Сменивший через два года Андрея Боголюбского его младший брат Всеволод III Большое Гнездо (1177-1212 годы), вывел Владимиро-Суздальское княжество в число самых сильных на Руси. О нем знали даже в Западной Европе. Эти годы были временем наивысшего могущества нашей земли.

О столичности владимирской земли в средневековый период говорит и переезд из Киева во Владимир митрополита Русской православной церкви, который произошел в 1299 году. В итоге и духовный центр переместился с юго-западных земель на северо-восточные.

В монгольский период в течение всей второй половины XIII – первой четверти XV века Владимир оставался великокняжеской столицей, хотя назначенные на великое княжение князья здесь уже не проживали. До середины XVI века во владимирский Успенский собор приезжали князья венчаться на великое княжение.

В смутное время два события были тесно связаны с владимирским краем. В 1609 году владимирцы устроили самочинную расправу над собственным воеводой, который присягнул самозванцу Лжедмитрию II. Тем самым они проявили акт гражданственности в то нелегкое для страны время. В 1612 году суздальский князь Д. М. Пожарский возглавил Второе народное ополчение, которое освободило Москву от польско-литовских войск, вернув стране её столицу.

Впоследствии весь период с XVII по начало XX века Владимир и владимирский регион почитался как одна из столиц российского государства. Поэтому при делении страны на провинции в 1719 году город стал центром Владимирской провинции, а при создании губерний в 1775 году Владимир был выбран в качестве столицы наместничества, а затем и губернии с 1796 года. Практически все европейские и азиатские государства с богатой историей на сегодняшний момент имеют, кроме официальной столицы, еще и историческую столицу. Как правило, сейчас это небольшой город в стране, но когда-то именно он являлся центром, вокруг которого и сформировалась государственность.

Для нашей страны таковой исторической столицей представляется Владимир, т. к. именно он дал, благодаря Андрею Боголюбскому, начало того типа государственного устройства, который затем переняла и развила Москва и Санкт- Петербург.

Прочитано 25627 раз Последнее изменение Вторник, 17 Декабрь 2013 11:17

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены