Норманны на Руси. Скитания конунгов. Глава 1. Олав Трюгвасон

Норманны на Руси. Скитания конунгов. Глава 1. Олав Трюгвасон

Произведение «Норманны на Руси» включает четыре книги: «Скитания конунгов», «Родственники Ингигерд», «Ингвар Путешественник» и «Поэт королей». В них обобщены результаты исследований русско-скандинавских отношений раннего средневековья как дореволюционных, так и современных авторов, среди которых особое место занимают работы В. Г. Васильевского, Г. В. Глазыриной, Т. Н. Джаксон, Е. А. Мельниковой, Е. А. Рыдзевской.

В книге «Скитания конунгов» уточнены обстоятельства пребывания на Руси Олава Трюгвасона, Эйрика Хаконарсона, Олава Святого и Харальда Сурового, ставших норвежскими королями в конце X — первой трети XI века. Олав Трюгвасон был приёмным сыном Владимира Святого и крестителем Норвегии, Олав Святой — небесным покровителем скандинавских стран. Харальд Суровый считается последним королем-викингом. Его романтические приключения в Византии, Иерусалиме и на Руси, где он женился на Елизавете, дочери Ярослава Мудрого, были воспеты скальдами. В отличие от мирного пребывания этих трёх знатных скандинавов, Эйрик Хаконарсон прославился тем, что в пиратском набеге захватил и сжёг Ладогу.

Книга предназначена для любителей русской и норвежской истории.

с Гунхильд, мать правителя и его братьев,  была умной и властной, и поэтому в сагах её детей именуют сыновьями Гунхильд. Снорри Стурлусон так описал злоключения жены Трюгви:

«Конунг Трюггви сын Олава был женат на женщине по имени Астрид. Она была дочерью Эйрика Бьодоскалли, могущественного мужа, который жил в Опростадире. После смерти  Трюггви Астрид тайно бежала с тем добром, которое она смогла захватить с собой. Астрид сопровождал её приёмный отец по имени Торольв Вшивая Борода. Он никогда не расставался с ней, а другие её верные друзья старались разведать, что слышно о её врагах и об их местопребывании.

Астрид была тогда беременна от Трюггви конунга. Она велела отвезти  себя на одно озеро, и там она укрылась на каком-то островке  с немногим людьми. Там она родила ребёнка. Это был мальчик. Когда его окропили водой, его нарекли Оловом по его деду». (20, 97-98)

В рассказе заметна недостоверность. Если бы Олав родился после гибели Трюгви, то его по скандинавскому обычаю назвали бы  в честь отца. (20, 643) По каким-то причинам скальды омолодили Олова, который в действительности родился до гибели Трюгви. В «Обзоре саг о норвежских конунгах» бегство описано по иному:

Во время пребывания на Руси Олав Трюгвасон наказал своего обидчика Клеркона:

«Однажды Олав сын Трюггви был на рынке. Там было очень много народу. Тут он узнал Клеркона, который убил его воспитателя Торольва Вшивая Борода. У Олава в руке был топорик, и он ударил им Клеркона по голове так, что топорик врезался в мозг, и сразу же побежал домой, и сказал Сигурду, своему дяде, а Сигурд сразу же отвёл Олава в дом жены конунга и рассказал ей, что случилось. Её звали Аллогия. Сигурд попросил её заступиться за мальчика. Она отвечала, посмотрев на мальчика, что нельзя убивать такого красивого мальчика, и велела позвать к себе людей во всеоружии.

В Хольмгарде господствовал такой нерушимый мир, что, согласно закону, всякий, кто убил человека, не объявленного вне закона, должен быть убит. Поэтому, следуя обычаю и законам, весь народ бросился на поиски мальчика. Тут стало известно, что он в доме  жены конунга, где много людей во всеоружии. Сообщили конунгу, и он явился со своей дружиной, чтобы воспрепятствовать кровопролитию. Было заключено перемирие, а потом и мировая. Конунг назначил виру, и Аллогия выплатила её.

Обстоятельства приезда Олава Трюгвасона на Русь Снорри Стурлусон описал так:

«Сигурдом звали брата Астрид, сына Эйрика Бьодаскалли. Он давно уехал из страны  и был тогда в Гардарики (на Руси. – В. Т.) у Вальдамара (Владимира Святого. – В. Т.) конунга. Сигурд пользовался там большим почётом. Астрид захотела поехать туда к Сигурду, своему брату. Хакон Старый дал ей хороших провожатых и много припасов на дорогу. Она поехала с какими-то торговыми людьми. Она пробыла у Хакона Старого два года. Олаву было тогда три года.

Когда они выехали на восток в море, на них напали викинги. Это были эсты. Они захватили и людей, и добро. Никоторых из захваченных в плен они убили, а других поделили между собой как рабов. Олав был разлучён со своей матерью. Его, а также Торольва и Торгисля (сына Торольва. – В. Т.), взял себе Клеркон, эст родом. Решив, что Торольв слишком стар как раб, и что от него не будет пользы, Клеркон убил его, а мальчиков взял с собой и продал их человеку по имени Клерк. Он получил за них хорошего козла. Третий человек перекупил Олава и дал за него хорошую одёжину или плащ. Этого человека звали Реас, а жену его – Рекон, а сына их – Рекони. Олав был у них долго, и ему жилось там хорошо. Хозяин очень любил его. Так Олав прожил шесть лет в Стране Эстов в изгнании.

Снорри Стурлусон после рассказа о решении Олава Трюгвасона вернуться на родину и прощании с женой конунга описывает его отъезд из Руси:

«И вот Олав снарядился в поход, сел на корабль и отправился в Восточное море (Балтийское море. – В. Т.). Он плыл на запад и, подойдя к Боргундархольму (острову Борнхольм. – В. Т.), стал его разорять. Местные жители вышли ему на встречу и завязали битву. Но Олав одержал победу и взял там богатую добычу». (20, 111)

Олав напал на остров Борнхольм и ограбил местных жителей. После этого во время осенних бурь его флот прибыл в страну вендов, то есть славян, где Олав женился на местной правительнице. Свой рассказ Снорри подкрепил драпой Хальфреда Трудного Скальда:

«В Гардах конунг гордый

Край меча окрасил –

Забыть ли об этом? –

И в поле на Хольме». (20, 111)

Хольмом сокращенно называли остров Борнхольм, Гардами - Русь. Названия из драпы составляют скандинавское название Новгорода – Хольмгард. По сагам Олав во время пребывания на Руси жил в Хольмгарде и там совершил свои первые военные подвиги. Снорри лаконично сообщает о нескольких битвах Олава в Гардарики, монах Одд пишет об этом довольно подробно, хоть и не приводит географических реалий:

В 1995 году в Норвегии официально отметили 1000-летие крещения страны. Основой для юбилея стал год восшествия на норвежский престол Олава Трюгвасона, энергично распространявшего христианство в своей державе. (24, 259) В «Саге о Ньяле», действие  которой происходит в Исландии,  находим такой рассказ:

«В Норвегии произошла смена правителей: ярла Хакона не стало, и его место занял Олав, сын Трюггви. А конец ярлу Хакону пришёл от того что раб Карк перерезал ему горло в Римуале, в Гаулардале.

В то же время пришла весть о том, что в Норвегии сменилась вера. Народ оставил старую веру, и конунг крестил западные страны – Шетландские, Оркнейские и Фарерские острова…

В ту же самую осень на востоке страны (Исландии. – В. Т.), в том месте Медведицына Фьорда, что зовётся заливом Гаути, пристал корабль. Хозяина корабля звали Тангбрандом. Он был сыном графа Вильбальдуса из Саксонии. Тангбранд был послан в Исландию конунгом Олавом, сыном Трюггви, чтобы проповедовать новую веру». (12, 224-225)

Смерть Ньяля в исландских анналах датируется 1010 и 1011 годами, что  с учётом «эры - 1 года» соответствует 1010 году. В саге запечатлено мнение современников Олава Трюгвасона об этом короле, как крестителе Норвегии и подвластных ей земель.