Чингисханово нашествие

kalka2Виктор Тороп

В 1219–1223 годы Чингисхан завоевал обширную Хорезмскую империю, занимавшую территорию современных Узбекистана, Киргизии, Туркмении, Таджикистана, Ирана, Афганистана, Азербайджана, южной части Казахстана. Каждая сторона обладала колоссальной для того времени армией более чем в 400 тысяч человек. Чингисхан и хорезмшах Мухаммед были великими завоевателями, покорившими многие соседние страны. Война была крупнейшим противостоянием азиатских земледельцев и кочевников.

Мухаммед допустил трагическую ошибку, распределив свои силы по крепостям, надеясь, что набег разобьётся о мощные укрепления и кочевники отхлынут, как это бывало не раз в прошлом.  Но это стало не стремительным набегом, а тщательно подготовленным и рассчитанным на ряд лет завоеванием. Монгольскую армию сопровождали китайские инженерные части с самой передовой для того времени осадной техникой. К тому же завоеватели использовали бесчеловечную тактику так называемого хашара. Они сгоняли окрестных мирных жителей, которые возводили осадные сооружения и заваливали крепостные рвы. Участники хашара гибли десятками тысяч, и их телами наряду с вязанками хвороста заполнялись рвы. 

Монголы с неохотой сходились в чистом поле с противником, но зато любили, когда он укрывался в крепостях. По свидетельству итальянского дипломата Плано Карпини, побывавшего позднее в Монгольской империи, они называли осаждаемых своими поросятами, запертыми в хлеву.

Для закрепления завоёванных территорий монголы практиковали самый жуткий геноцид, истребляя захваченных мирных жителей десятками и сотнями тысяч. В одном Мерве было убито более 650 тысяч человек. Оставшиеся должны были поставлять продукцию для монгольской армии и облагались тяжёлыми повинностями.

Уничтожение крупнейших городских центров, развал оросительных систем нанёс столь мощный удар по территории Средней Азии, что восстановление земледельческой цивилизации до домонгольского уровня произошло только в советский период.

Излюбленной тактикой монголов был разгром противника по частям с использованием как традиционной дипломатии, так и беспримерной в истории информационной войны на основе обмана. Характерным примером служит изготовление подложного письма от имени полководцев Мухаммеда к Чингисхану, в котором они выказывали желание перейти на его сторону. Письмо было подброшено хорезмшаху, а на его полководцев обрушились репрессии.

Общей практикой было обещание жителям осаждаемых крепостей помилования в случае добровольной сдачи, которое затем нарушалось,  а сдавшиеся поголовно истреблялись.

Для нападения на какую-нибудь область или страну создавались или придумывались поводы о якобы нанесённых монголам обидах. Соседям же объявлялось, что предстоящая кара коснётся только презренных обидчиков, а в случае нейтралитета на них прольются щедроты милостивого Чингисхана. После разгрома одного противника, этот приём повторялся в отношении следующего.

Для запугивания будущих жертв широко использовалась фальсификация событий. В составленных описаниях войн монголы и состоявшие на их службе писатели свои неудачи опускали, а при невозможности замалчивания преуменьшали. Успехи же преувеличивались. Монголы никогда не начинали сражений, не добившись превосходства в численности. В их же сочинениях численность противника всегда была намного больше. В результате создавалась иллюзия разгрома больших армий кучкой доблестных воинов Чингисхана. Это должно было внушить веру в подавляющее превосходство монгольского воинского искусства и парализовать волю к сопротивлению.

Чингисхан был обуреваем мечтой достичь мирового господства. Он распределил незавоёванный мир между своими четырьмя старшими сыновьями, завещав своим потомкам вести войны до полного покорения всего Земного шара. Из завоёванных земель Чингисхан выделил старшему сыну Джучи восточную часть Великой степи и земледельческую область Хорезм, располагавшуюся в низовьях Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. С этого плацдарма ему предстояло завоевать самый трудный в военном отношении запад обитаемого мира, включая западную часть Великой степи вплоть до Дуная, Волжскую Булгарию, Русь и все земли далее –  «куда достигнут копыта монгольских коней».

Осенью 1223 года Чингисхан послал во главе с Джучи половину своей армии в 240 тысяч человек в карательный поход против восставшей южной половины Хорезмской империи. Монголы рассчитывали пройти через Дербент, принадлежавший союзному им владетелю Ширвана, и обрушиться на восставших с неожиданной стороны. Но к их приходу власть в Ширване переменилась, и монголов через Дербент не пропустили. К тому же все восставшие области соединились под управлением Гийас ад-Дина, сына умершего Мухаммеда. В случае прохода через Кавказ их встретила бы превышающая по силам армия Гийас ад-Дина и его союзников из числа грузин и других народов.

Джучи не решился на прорыв через Кавказ, а предпочёл использовать армию для завоевания обещанной ему  Восточной Европы. Ещё по дороге он разгромил угрожавших его владениям тюркоязычных кочевников канглы, живших между реками Урал и Иртыш. Это позволило не только компенсировать понесённые в войне потери, но и прирастить на несколько десятков тысяч человек численность своей армии за счёт покорённого народа.

Перейдя Волгу, Джучи в конце 1223 года напал на кочевавшую между Кавказом и Волгой орду половцев, которых ранее щедрыми подарками монголы склонили к союзу в обмен на предательство кавказских аланов. Разбитые и ограбленные половцы бежали в Закавказье. Далее настал черёд половцев, живших в бассейне Дона.  Две обитавшие здесь орды были разбиты, их вожди погибли. Третья орда, кочевавшая между Днепром и Доном, бежала на Русь. Её предводитель Котян в начале 1224 года обратился к русским князьям за помощью, справедливо утверждая, что если монголы уничтожат половцев сегодня, черёд Руси наступит завтра.

Великий князь Мстислав Романович по достоинству оценил угрозу и принялся энергично собирать общерусское войско. Все призванные в поход земли выставили назначенное число воинов, которые стали собираться к Днепру. Исключение составил один Новгород, который в это время раздирала борьба разных боярских партий.  После долгих проволочек они собрали отряд, который прибыл на Днепр уже после битвы при Калке.

На Днепре численность собравшихся русских полков, включая охранявших южную границу служилых тюрок, составила 103 тысячи воинов. К ним присоединился 50-тысячный отряд Котяна и перебежавший от монголов 20-тысячный отряд донских половцев. Позже уже  в лагере на Калке подошёл 23-тысячный отряд из северо-западных земель, включавший ростовчан, рязанцев, муромцев, мордву. Всего в войне с русской стороны приняло участие 196 тысяч воинов.

Первая стычка с монголами произошла перед переправой армии с правого берега Днепра на левый в районе современного острова Хортица. Авангард армии под командованием галицкого князя Мстислава Удатного напал на монгольский заслон во главе с нойоном Гунгунеком, стоявший  на противоположном берегу, опрокинул его, после чего бежавшие монголы оказались в окружении и были уничтожены совместными усилиями русов и восставших донских половцев.   

На основании полученных от половцев сведений русы считали, что монголов было 160 тысяч. После разгрома отряда Гунгунека эта численность должна была уменьшиться до 130 тысяч. Даже без подхода северо-западных воинов и ожидавшихся новгородцев в русской армии было 170 тысяч.

Монголы были умелыми дезинформаторами и оставили в резерве в приволжских степях половину своих войск. Половину, напавшую   на донских половцев, возглавлял Джучи, оставшихся – Чагатай. В случае осложнений авангарда резерв  готов был прийти на выручку.

Джучи опасался, что, зная подлинную численность, его противник выставит не меньшую. У Руси такие возможности были. Военный потенциал Владимиро-Суздальского княжества, отправившего 12 тысяч воинов, составлял не менее 50 тысяч. Остальные княжества выставили в поход согласно разнорядке, полученной от великого князя, только малую часть своих воинов.    

Русы, стоявшие в низовьях Днепра, не знали, что вражеская армия имела примерно на 100 тысяч больше воинов. Они боялись только одного – чтобы враг не бежал без боя, узнав о превосходстве выдвинувшегося против них войска.  Для этого они ранее перебили первое монгольское посольство, справедливо усматривая в его участниках разведчиков.

Дальнейшим посольствам удалось склонить Мстислава Романовича к переговорам с Джучи вблизи Дона под предлогом уступки территории, принадлежавшей орде Котяна. На территорию придонских орд монголы претендовали по праву войны как на завоёванные в битве.

Перед великим князем  открылась возможность полюбовного раздела степных пространств с могущественной империей, сокрушившей более  сильные, чем Русь, государства. Послы предлагали дружбу, ссылаясь на особенное расположение Чингисхана к русам, как к братьям. Иные князья, особенно из числа молодёжи, горели желанием прославиться победой над знаменитыми завоевателями. 

Истинное отношение монголов к славянам выяснилось позднее, когда во время Батыева нашествия они вырезали захваченные русские города и селения. После взятия Киева, по свидетельству Джувейни, был произведён по их обычаю пересчёт убитых, так как монголы гордились масштабами своих зверств. Для этого у каждого мертвеца было отрезано правое ухо и принесено счётчикам. Погибших насчитали 270 тысяч человек.

В городе на Днепре погибло примерно вдвое меньше, чем в каждой из среднеазиатских столиц, но для менее населённой Европы это было колоссальным количеством. Так, в Париже того времени жило не более 100 тысяч человек, а в Лондоне – не более 50 тысяч.   

Киев был практически уничтожен, и по свидетельству проезжавшего через него в 1246 году итальянского дипломата Плано Карпини, здесь ютилось около 200 семей. В качестве крупного города он стал возрождаться только после его присоединения к России в 1686 году, а до этого влачил жалкое существование. Так по польской переписи 1550-х годов в нём было около 3 тысяч семей.

От низовий Днепра русская армия смело двинулась на восток и беспрепятственно подошла к Калке, которая соответствует современной реке Кальчик, притоку Кальмиуса, впадающего в Азовское море на территории современного города Мариуполь.  Авангард во главе с Мстиславом Удатным, двигавшийся впереди войска на день пути, в тяжёлом бою разгромил стоявший на торной дороге  перед устьем Кальмиуса вражеский заслон и двинулся дальше, преследуя его остатки. Подошедшая на следующий день основная армия встала лагерем между Кальчиком и Кальмиусом в месте их слияния.

Увлекшийся погоней Мстислав на третий день столкнулся с подошедшими превосходящими силами и повернул обратно. Чтобы продержаться до подхода подкреплений, авангард ушёл на полуостров, омываемый Азовским морем и Миусским лиманом, у основания которого стоит современный город Таганрог. В авангарде к этому времени было около 40 тысяч воинов. Часть их спешилась и перекрыла сплошной стеной щитов  полуостров. Фланги защищала вода, и монголам приходилось безуспешно атаковать противника в лоб.   

На второй день обороны монголам притворным отступлением удалось выманить половцев с полуострова. Оказавшись в чистом поле, они были атакованы со всех сторон превосходящими силами врага, бежали и смяли ряды русской пехоты.  Началось полубеспорядочное отступление авангарда через брод в Миусском лимане к основным силам. На его счастье, вскоре подошло посланное великим князем подкрепление, позволившее всем благополучно вернуться в лагерь.

 Мстислав Удатный грубо нарушил воинскую дисциплину, удалившись от основной армии вместо положенного одного дня на три. Этим он подверг как авангард, так и всю армию опасности внезапного нападения. Кроме того, великий князь ещё питал иллюзии на успех мирных переговоров и расценивал глубокое  вторжение авангарда в область донских половцев, как нарушение предварительных договорённостей. Между тем писатели, использовавшие сведения самих монголов, такие, как Ибн ал-Асир и Рашид ад-Дин, отмечали, что монголы специально заманивали русов вглубь степей.

Обещание мирных переговоров было всего лишь одной из их обычных уловок. Позднее Мстислав Романович убедился в этом, после того как длительное стояние на Калке не привело к появлению каких-либо вестников от монголов. При возвращении авангарда возникла ссора между двумя Мстиславами, и обиженный обвинениями галицкий князь увёл свой отряд домой.

После ухода воинов западных княжеств армия простояла неделю, пока не стало ясно, что монголы обманули и никаких мирных переговоров с Джучи не будет. Мстиславу Романовичу пришлось делать выбор между бесславным  отходом и битвой. Русская армия насчитывала 143 тысячи воинов, и князья считали, что им противостоит потрёпанное в предшествующих боях войско не более чем в 110 тысяч.

Для принуждения врага к сражению, русы применили свой коронный приём, который им не раз приносил успех в войнах с половцами – глубокий обход частью войск основной армии врага и удар по находившейся в тылу ставке командования. Одновременно основная армия обрушивалась на обезглавленного противника.

Запоздавший с подходом отряд северо-восточных княжеств был остановлен на дальних подступах, к нему скрытно переправили усиление и ночной порой направили на ставку Джучи. Манёвр блестяще удался – принц погиб, находившийся при нём знаменитый полководец Джебе был тяжело ранен и вскоре после битвы скончался. Разъярённые потерей предводителя монголы с наступлением рассвета бросились в бой на приготовившихся к нападению русов и вызвали на помощь вторую половину армии во главе с Чагатаем. Монгольские полководцы знали, что если не добудут решительную победу, то за смерть наследника престола поплатятся от жесткого Чингисхана головой, а Чагатаю грозила жёсткая  опала.  

 В первый день русы,  перегородив пространство между двумя реками  пехотой,  отбили все приступы, но на второй день с удивлением обнаружили подход к врагу несметных подкреплений. Во время битв монголы практиковали ложное увеличение своей численности. Для этого они усаживали на коней всю обслугу и сопровождавших войско женщин, а иногда дополнительно укрепляли на конях чучела. Целью было подавление противника своей мощью. 

Русская армия выдержала эту психическую атаку. Узкий фронт между двумя реками не позволил монголам использовать численное преимущество, и второй день не принёс монголам успеха. Но Мстислав Романович понял, что его заманили в ловушку. С каждым днём силы его армии будут уменьшаться, а численное преимущество врага сказываться всё больше.

Если бы Мстислав ранее принял навязываемую ему монголами тактику преследования ложно маленькой армии, то его бы заманили на невыгодную позицию и окружили всеми силами. Опытность и осторожность позволили избежать такого развития событий, которое привело бы к уничтожению всей русской армии. Но и сложившаяся ситуация была трагичной.    

Мстислав принял единственно верное решение – под прикрытием темноты двинул армию вдоль Калки вверх по её течению, что вело к месту ныне известному как Каменные могилы. Это были остатки древнего вулкана – возвышенность  с гранитными скалами. Природный бастион позволял малыми силами обезопасить тыл войска. Переход сюда позволил выдержать ожесточённый натиск третьего дня. 

Вечером состоялся военный совет, на котором было принято решение в ночь уходить домой по разным направлениям, чтобы раздёргать силы преследователей. Великий князь вызвался прикрывать отход, чтобы задержать врага. Будучи наслышанными о жестокости монголов, все понимали, что оставляют заслон  почти на верную смерть. В свой отряд Мстислав взял личную дружину, а из остальных отрядов по жребию выбрали каждого двадцатого.  Заслон составил  девять тысяч человек, которые в ночь продолжили укреплять позицию вокруг самых крупных скал. По фронту  и флангам из собранных камней была возведена крепость, а тыльная сторона защищена вагенбургом из телег.

Трое суток днём и ночью, сменяя друг друга, враги безуспешно штурмовали  наспех возведённое укрепление. На четвёртый день, решив, что войска уже успели уйти за Днепр, Мстислав согласился на переговоры, которые ему предложили бродники во главе со своим воеводой Плоскиней. Бродники были потомками печенегов, принявших христианство ещё при Владимире Святом. Они жили на Северном Донце. Монголы под угрозой уничтожения включили их в состав своей армии  и  бросили на штурм крепости. Но Плоскиня был только орудием в руках своих коварных повелителей.

По многочисленным свидетельствам  современников, при осаде крепостей монголы не скупились на обещания, предлагая сдаться на самых выгодных условиях. Итог всегда был один. За исключением счастливчиков, к каким обычно относились уводимые в плен ремесленники, всех сдавшихся убивали.  Особенно жестоки были они к представителям знати. У Мстислава не было шансов уцелеть.

Получив заверения в том, что пленников отпустят домой за выкуп, что было обычной практикой в русско-половецких войнах, Мстислав  и его воины сдались бродникам, предпочтя их, как единоверцев, монголам. Мстислава и бывших  при нём двух князей связали, всех воинов тут же изрубили.

Троих князей принесли в жертву духу убитого Джучи, для чего положили на землю, накрыли помостом из досок, на котором монгольские военачальники  устроили поминки. Эти мученики умерли под тяжестью пирующих.

Мужественный поступок Мстислава Романовича позволил задержать погоню, но ненадолго. Уже в первый день осады крепости монголы разобрались, что перед ними только малая часть армии, и, оставив осаждать двух темников с двадцатью тысячами воинов, отправили несколько отрядов за отходящими. На второй день отступления на русские отряды стали нападать монголы, осыпая их тучей стрел.

Второй по знатности в войске черниговский князь  Мстислав Святославич во главе сборного отряда, включая черниговцев и киевлян, направился короткой дорогой на запад к Днепру, где у самого северного Кодацкого порога, вблизи аэропорта современного Днепропетровска, были оставлены ладьи прибывшей ранее по Днепру пехоты. Воины, не имевшие ладей, такие как половцы, служилые тюрки и отряд из Городенского княжества, ушли во главе с Котяном более южным путём к днепровскому Варяжскому острову, чтобы перейти через реку вброд.  Остальные отряды двинулись в разных направлениях на север.

Основные силы по преследованию монголы бросили в западном направлении, куда вели торные дороги. Благодаря мужеству защитников крепости у Каменных могил враги настигли отходивших уже на половине пути к Днепру. После этого русские отряды два дня с тяжёлыми боями преодолевали вторую половину пути. Ушедшие к Кодацкому порогу за Днепром после переправы сразу же избавились от погони. Отряд Котяна, вызвав подмогу из половецкой орды и пограничных русских поселений, два дня препятствовал переправе монголов через брод, а дождавшись на третий день подкреплений, разгромил преследователей.

Пути на север были длиннее, но оказались безопаснее. Часть отрядов ушла от погони, часть успешно оборонялась. Так отряд смоленского князя Владимира Рюриковича дважды разбил нападавших, отобрав у них коней, которых использовал в пищу. Чуть позднее доблестного Владимира киевляне пригласили на великое княжение.

Русско-половецкая армия в целом потеряла половину своего состава, причём большая часть потерь и гибель всех князей пришлись на заключительный этап войны – оборону крепости у Каменных могил и отход. Самые крупные потери были среди ушедших на запад. Больше всех пострадали киевляне, составившие треть защитников Каменных могил. Домой вернулась только четверть ушедших на войну. Отряды, отходившие на север, пострадали меньше, потеряв в войне около трети своей численности.

Монголы рассыпались по южным княжествам Руси, достигнув окрестностей Киева и Чернигова. Но это была только акция устрашения. Пострадали лишь  жители небольшого приднепровского города Новгорода Святополчского. Они наивно поверили пропаганде монгольских агентов о христианстве монголов, пришедших для борьбы с язычниками-половцами, и вышли навстречу завоевателям крестным ходом с иконами. Жертвы пропаганды, естественно,  были уничтожены.

 Героическая борьба русской армии обескровила покорителей мира, потерявших большую часть  своих воинов, и остудила их завоевательный пыл. Боясь ответного удара со стороны Руси, которая сохранила свой основной воинский  потенциал, превышавший остатки монгольской армии, Чагатай спешно увёл  своих воинов восвояси.

Со времён нашествия гуннов, вторгшихся в 375 году из-за Волги в Северное Причерноморье, не было такого масштабного нашествия на Восточную Европу. Несмотря на то что формально события закончились отступлением русских войск и гибелью предводителей похода,  в стратегическом плане над армией Чингисхана была одержана победа. Все территориальные приобретения монголов между Доном и Каспием были оставлены, гибель наследника престола, лучшего полководца империи и более  ста тысяч монгольских войск оказались напрасными.

Потери были столь сокрушительными, что Чингисхан не решился мстить за смерть Джучи, а, похоронив его, ушёл в Монголию.  Провал западного похода подорвал и без того обескровленную войной в Средней Азии монгольскую армию. Вместо давно вынашиваемого похода на восставших ещё в 1222 году тангутов Чингсихану пришлось целый год восполнять свою армию, прежде чем он решился на решительные действия.

Катастрофа в Северном Причерноморье многому научила монголов. На следующее нашествие во главе  с Батыем, сыном Джучи, они решились только спустя 12 лет, собрав гораздо более крупные силы, нежели были у Джучи. Но и при этом покорение Руси растянулось на ряд лет. Монголы приняли все меры для недопущения объединения русских сил. Они разоряли одну область за другой через большие промежутки времени, каждый раз обещая соседям вечный мир и своё безграничное расположение.

Русские князья, к сожалению, оказались менее талантливыми учениками, нежели монголы. После Калки русские земли погрузились в вакханалию междоусобиц, что облегчило падение Киевской Руси. Но это уже была вина элиты. Воины честно исполнили свой долг, обильно полив земли Калки своей кровью и сорвав грандиозное нашествие.