Диверсионно-разведывательная группа «Максим-66»: подвиг и память

konkurs-logoА.А. Влохов. Призер XIV Всероссийского конкурса на лучшую работу по русской истории "Наследие предков - молодым"

История поселка Орловский Ростовской области неразрывно связана с подвигом диверсионно-разведывательной группы «Максим-66». Но мало кто знал о нем, пока в начале 60-х, находившемуся в командировке в Вашингтоне журналисту и писателю Овидию Александровичу Горчакову в одном из книжных магазинов не попалась на глаза специфическая литература. В основном это были воспоминания бывших немецких офицеров, в годы Второй мировой преданно служивших Третьему рейху.
Внимание писателя привлекла книга некоего Петера Ноймана с интригующим названием «Чёрный марш. Воспоминания офицера СС» . В ней офицер полка «Нордланд» дивизии «Викинг» повествует о своем «славном» пути, начиная со взросления в Германии тридцатых годов. Естественно, Восточный фронт произвел на него неизгладимое впечатление.
Особо Горчакова заинтересовал эпизод, в котором говорилось о том, как зимой 1942 года в Сальских степях на эшелон, перевозивший «Нордланд», напал партизанский отряд — под полотно железной дороги была заложена взрывчатка. Атаковавших поймали, оказалось, что тренированной солдатской элите около часа противостояла примерно дюжина человек. Их раздели догола, пытались истязаниями выбить сведения, но так ничего и не добившись, эсэсовцы сожгли одного из партизан из огнемета, других расстреляли .
Горчаков «проглотил» книгу за ночь и никак не мог прийти в себя. Автор повести «Вызываем огонь на себя», прототип майора Вихря из книг Юлиана Семенова, сам в прошлом был партизаном и сражался против бойцов «Викинга» в далеком 1943-м.
Прочитав книгу, он твердо решил сделать то единственное, чем мог бы помочь погибшим: — вернуть им имена. Писатель провел масштабную работу, в процессе которой сначала последовала публикация в журнале «Новый мир» (статья «Группа "Максим"» вышла в №8 за 1963 год), а затем в 1966 году появилась документально-художественная повесть «Максим... не выходит на связь». Подзаголовок звучал так: «повесть о невыдуманном подвиге». В ней автор вольно рассказывает о бое около полустанка Куберле, недалеко от одноименной реки и поселка городского типа Орловский Орловского района Ростовской области.
Горчаков делает вывод, что максимовцы около часа вели бой с превосходящими силами противника, задержка, связанная с необходимостью починки путей и паровоза составила около 4 часов. Время было выиграно, а между станцией Двойная и разъездом Куберле направляющаяся на Сталинград для поддержки сил генерала Гота дивизия попала под жесточайшие бомбардировки советской авиации .
Произведения как советского писателя, так и немецкого офицера изобилуют массой неточностей. Ключевой проблемой становится то, что Горчаков, не являясь профессиональным историком, цитирует документы без каких-либо ссылок на них, и как следствие, задачей данного исследования становится заполнение насколько это возможно существующих лакун в истории о подвиге отряда «Максим-66 и реактуализация данного подвига.

Поиски героев
Книга Горчакова делится на две части: изобилующий деталями рассказ о встрече отряда с немцами и история поисков группы. Наиболее информативной является именно вторая часть книги, в которой рассказывается, как восстанавливался ход трагических событий.
Вряд ли советский офицер стал бы умышленно лгать и искажать факты, если в его историю и вкралась ошибка, то она была неумышленной, вытекающей из мемуаров Ноймана.
Согласно словам Горчакова, первым делом он отправился в архивы. Когда мы говорим о партизанах, то часто представляем себе добровольцев, сражающихся за свою землю в лесах Беларуси, Смоленщины или Брянщины. Мало кому придёт в голову, что партизанская деятельность в условиях зимней степи в принципе возможна. Заснеженные овраги, или как их называют местные жители «балки», слабо приспособлены для схронов или относительно комфортных времянок. Тем не менее, существует несколько примеров успешной деятельности диверсионных групп в степной зоне, сохранились истории о партизанах Тамаре Хахлыновой и Юрии Клыкове.
Ориентируясь на текст Ноймана, Горчаков сузил критерии поиска: место (Сальские степи около полустанка Куберле) и время (Нойман говорит, что нападение было совершено в ночь со 2 на 3 декабря, задержка эшелона для устранения повреждений позволила ему похоронить своего друга, причем в качестве места захоронения он указывает село рядом с рекой Куберле ).
Сначала писатель предположил, что это могли быть члены местных партизанских отрядов «Степной орел» или «За Родину». Далее он допустил, что действовала именно диверсионно-разведывательная группа на подобие тех, которые засылались в тыл врага для нападения на железнодорожные и шоссейные магистрали . Примерная численность таких отрядов составляла 9-10 человек, их вооружение и одежда совпадала с описанием, данным Нойманом.
Горчаков говорит, что нашел в «папке одного из архивов» сведения о том, что в течение ноября 1942 года партизанский штаб Сталинградского фронта послал в тыл 73 партизанские группы общей численностью 360 человек . Писатель отмечает, что запросы в региональные архивы ничего не дали, те отсылали его в Москву, куда партизанские штабы пересылали свои документы. Он упоминает «архив на Советской площади» и сомнений не остается — это Российский Государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ), в то время именовавшийся Центральным партийным архивом института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Здесь возникает некоторая путаница: в каком архиве изначально были найдены сведения? Ведь архив Центрального штаба партизанского движения хранится именно в РГАСПИ.
Писатель цитирует разведсводки, сведения о дивизии «Викинг», в качестве места дислокации штаба дивизии в донесении была указана «Пролетарская», станица рядом с полустанком Куберле . Там гитлеровцы расстреляли 150 человек под предлогом принадлежности к партизанам, что Овидий Александрович связывает с местью командующего подразделением за нападение на «Нордланд» . Стоит отнестись к этому утверждению с сомнением, поскольку ни подтвердить, ни опровергнуть это пока не представляется возможным.
31 декабря 1942 года ЦПШД предлагал «для улучшения управления и связи с отрядами разделить оккупированные зоны», и направить в сектор №8, куда попадали Орловский и Пролетарский районы, диверсионную группу для действий на ж/д участке Куберле — Пролетарская . 12 декабря генерал-майор Т.П. Кругликов доложил о переброске 47 групп . Из них вернулось 27.
Выяснилось, что в интересующий Горчакова район был в зоне ответственности астраханской спецшколы, которая подготовила 8 групп численностью 112 человек для засылки в Сталинградскую и Ростовскую области . Круг продолжал сужаться, разгадка была близка.
В документах он нашел упоминание о группе, которая действовала в районе Пролетарская — Орловская — Куберле примерно в этот период времени . Это была группа «Максим-66» под руководством Леонида Матвеевича Черняховского, который считается сыном расстрелянного в 1937 году комбрига Матвея Черняховского.
В ночь на 18 ноября 1942 года отряд из 15 бойцов был на машине переброшен через линию фронта . Горчаков говорит, что в конце месяца Черняховскому было приказано передислоцироваться в район Пролетарская — Куберле, а последние записи в деле гласят, что отряд вошел в тыл противника благополучно. Сведений о боевых действиях не поступало» .
Здесь автор данной работы, который поставил цель подтвердить документально написанное Горчаковым, дав ссылки на конкретные архивные дела, позволит вставить свои исследовательские «пять копеек». Пока что время работы в архиве было найдено лишь одно дело, касающееся непосредственно отряда «Максим-66». Это дело № 408, опись 1, фонда 69, который носит название «Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (ЦШПД) (1942-1944)». Само же дело озаглавлено как «Учетное дело партизанского отряда № 66 под командованием Черняховского и план Калмыцкого ШПД по организации и засылке отряда на железнодорожный участок Пролетарская — Такмацкий (ж.д. Сальск — Сталинград) Ростовской области» и содержит 12 листов. Здесь стоит поправить данные, которые нам оставил писатель — астраханская спецшкола подготовила отряд, но подчинялся он не Южному, и не Сталинградскому партизанским штабам, а Калмыцкому. Пунктом базирования указывались хутора «Верхне-Зундов» и «Нижне-зундов» . Документ содержал список личного состава группы, фамилии (как и некоторые топонимы в деле) были записаны с ошибками. К пункту 3 «состав группы» было от руки дописано «№66 "Максим"». Вот имена тех, кто вступил в бой с нацистами, средний возраст бойцов – 17-18 лет:
1. Черняховский Леонид Матвеевич, 1914 г. р. — командир.
2. Быковский Василий Максимович, 1913 г.р. — комиссар
3. Солдатов Владимир Яковлевич, 1921 г.р. — зам. командира по разведке
4. Киселев Степан Михайлович, 1922 г.р. — подрывник, комсорг
5. Кулькин Николай Степанович, 1923 г.р. — снайпер-подрывник
6. Лунгор Николай Семенович, 1923 г.р. — снайпер-подрывник
7. Сидоров Иван Дмитриевич, 1925 г.р. — подрывник
8. Клепов Иван Дмитриевич, 1922 г.р. — подрывник
9. Владимиров Владимир Владимирович. 1925 г.р. — подрывник
10. Анастасиади Владимир Фемистоклович. 1925 г.р. — подрывник
11. Заикина Валентина Ивановна, 1923 г.р, медсестра
12. Хаврошин Николай Федорович, 1925 г.р. — подрывник
13. Шарыгина Нона Никифоровна, 1925 г.р. — подрывник
14. Васильев П.Н. 1920 г.р. — подрывник
15. Печенкина З.Ф. 1922 г.р. — радистка.
Вооружение группы состояло из 6 автоматов, 4 винтовок, 4 карабинов (в документе записано через «о» ), 2 револьверов, 42 ручных гранат, 65 противопехотных мин, всего свыше 4000 патронов, 1 бинокль, 3 компаса, 39 единиц толу , а также три «прибора "БРАМИТ"» (это был первый советский глушитель) . Пароли для явки («Иду к родным»), связи («Воронеж») и отзыв («Винт») совпадают с тем, что указываетв книге Горчаков. Это означает, что именно из этого архивного дела он взял часть информации .
В деле содержался план организации и засылки группы «на участок железной дороги Пролетарская — Такмацкий Ростовской области, в скобках было указано: «ж.д Сальск — Сталинград» . Руководством ставились довольно масштабные общие задачи: организация борьбы широких масс с врагом «путем создания новых партизанских отрядов, разрушении немецкого тыла, создавая для противника невыносимые условия, разрушать его коммуникации, не давая возможности подбрасывать к линии фронта живую силу, вооружение и боеприпасы», увозить в Германию награбленное; да и попросту физически уничтожать нацистских солдат .
Также указывалось, что связь отрядом поддерживалась с группой т. Беспалова связными, с представителями ЦШПД через рацию. Беспалов руководил группой 67, расположившейся на ж/д направлении Сальск — Ростов . В ее деле даже сохранились донесения командира, однако пока что никаких упоминаний о контактах с людьми Черняховского найти не удалось . Для успешного выполнения задач предписывалось осуществлять регулярные налеты на железнодорожные и грунтовые дороги, чтобы парализовать переброски живой силы и вооружений по направлению в Сталинград . Это все, что содержалось в деле №408.
В 1962 году писатель пишет письмо в Дом пионеров посёлка Орловский с вопросом, известно ли кому-либо о группе Максим-66. Завязалась переписка, параллельно Горчаков направил запросы в архивы, а кроме того кинул клич по всему Советскому Союзу в поисках родственников бойцов.

...Почти через 2,5 года с начала поисков, в октябре 1963 года Горчаков встретился с начальником астраханской спецшколы номер 5, в которой проходили подготовку максимовцы, Алексеем Михайловичем Доброседовым. У него сохранились списки групп и отрядов партизан, по которым и были установлены настоящие фамилии и имена диверсантов .
Доброседов рассказал как шла подготовка, подтвердил район действия группы как Пролетарская — Куберле, а также сообщил, что связь держалась до 1 декабря 1942 года, то есть 13 дней с момента отправки отряда . В Орловскую школу №1 бывший военный выслал список группы «Максим-66».
В тоже время Горчаков получил ответ от пионеров-туристов Дома пионеров посёлка Орловского. Весной 1965 года, готовясь к юбилею победы те, под руководством учителей Г.П. Сердюковой и Г.С. Татаренко решили провести поисковую работу с целью отыскать место захоронения партизан.
Дважды была изучена местность у трёх лесополос, из которых партизаны могли атаковать эшелон. Одна из них проходила перпендикулярно, а не параллельно, как было отмечено у Ноймана. Во время войны горело только две: у разъездов Куреный и Таврический. Под описание попадала полоса на 335-м километре у разъезда Куреный, сгоревший участок которой восстанавливал один из местных мелиораторов. Именно там и были найдены останки 12 человек, около могилы были разбросаны гильзы, что подтверждает существование боя. Позже двое местных жителей рассказали о том, как они предали земле останки убитых. Чуть поодаль было найдено захоронение ещё троих — двое мужчин и женщина, тела которых весной 1943 года обнаружил местный житель по фамилии Пащенко.
Местные жители сообщали и о бое, а главное — о горящей лесополосе. Нойман в своих записях вспоминал горящий лес. Одна из жительниц хутора Нижнезундова в 20 километрах от Орловского сообщила, что видела группу солдат, среди которых были и женщины, когда уже выпал снег. Это подтверждало движение отряда из Заветинского района.
1 октября 1967 года найденные останки были перезахоронены, а на деньги местной комсомольской организации был воздвигнут обелиск. Торжественную церемонию посетили родственники героев: жена и сын командира Черняховского, родители В.Ф. Анастасиади, а также мать и сестры В.И. Заикиной . На памятнике выбиты слова, без которых с тех пор не обходится ни один серьезный разговор о максимовцах: «Они шли на смерть, обрели бессмертие».
Деятельность школьного музея общеобразовательной школы №1 поселка Орловского представляет собой замечательный пример сохранения памяти о героях войны. Именем «Максим-66» названа одна из улиц поселка, сами юные диверсанты стали в один ряд со знаменитыми героями, самоотверженно пожертвовавшими своими жизнями ради того, чтобы остановить врага: молодогвардейцами, Зоей Космодемьянской.
Школьная коллекция собиралась в 1985 — 1987 годах педагогом Лидией Петровной Александровской. Основываясь на воспоминаниях учителей школы, местных жителей и ином материале и создавался музей. Особый раздел составляют сюжеты, связанные с освобождением поселка 14 января 1943 года, деятельности партизанского отряда «Степной орёл» и, конечно, группы «Максим-66».
Долгое время историко-просветительная деятельность поддерживалась сыном Л.П. Александровской Сергеем Владимировичем, ставшим хранителем музея. Под руководством местных краеведов ежегодно совершаются походы к обелиску. Артефакты, относящиеся к подвигу, фотографии, переписку с родственниками героев бережно хранит уже третье поколение. В соседней Донской СОШ также есть музей, в его фонде содержится гильза с запиской с места обнаружения павших.

Черные вихри степей, белые пятна истории
Вся художественная часть повести «Максим...», связанная с боевым путем советских солдат является по большей части своеобразной фантазией на тему, поскольку материала, на котором можно было бы построить повествование, было чрезвычайно мало — лишь некоторые сведения об убитых и сам факт боя. Нельзя точно вычленить, в каких эпизодах автор вкрапляет рассказанное им руководителем спецшколы Доброседовым, а в каких полагается только на свое воображение.
Кроме того, Горчаков, вероятно, использовал для наполнения истории собственный опыт разведчика — он проходил обучение в схожей спецшколе, только в Подмосковье. Возможно, в уста диверсантов и их командира он вкладывает и некоторые свои соображения. К примеру, в ночь перед боем, который Черняховский «предчувствует», командир произносит следующие слова: «помните: в ночном бою главное — это собрать в кулак всю энергию, волю и нервы. Немец боится ночи. Ночь — союзница партизана. Первое дело — внезапность, быстрота и натиск» .
Вот так автор описывает движение группы «Максим-66» в условиях снежной бури, шургана:
«...Как один человек, в едином порыве шли они вперед наперекор этой черной зимней грозе, они перестали существовать по отдельности, и имя им было — «Максим». Он был великаном, былинным богатырем этот «Максим», и было у него не пятнадцать человеческих сил, а гораздо больше ».
Речи партизан пропитаны гражданским пафосом, присущим военной литературе 50-60 годов, они цитируют Пушкина и Блока, вспоминают мирную жизнь до войны, произносят гневные тирады в отношении гитлеровских захватчиков. Автор допускает порой очевидные ошибки и анахронизмы, так в одном из эпизодов один из членов отряда вслепую разбирает и собирает ППШ, напевая «Темная ночь, только пули свистят по степи..», чего не могло быть в принципе, действие развивается в ноябре — декабре 1942 года, а фильм «Два бойца», в котором и прозвучали полюбившиеся советским гражданам строки появится только в 1943-м .
Вместе с тем, О.А. Горчаков дотошно описывает всё то, что связано с бытом и спецификой деятельности диверсантов.
Споры об аутентичности мемуаров немецкого офицера ведутся с момента их появления. Часто о «Черном марше» говорят именно как о «дневнике» эсэсовца, но дневником это можно назвать с большой натяжкой. В книге присутствуют искажения фактов, хронологические неточности, кроме того ощущается чересчур беллетризированный характер текста в целом.
Сама сцена боя с бесстрашными «иванами» занимает чуть больше нескольких страниц, и какие-то детали, которые могли бы помочь с реконструкции тех событий, представлены в весьма скудном объеме. Нойман называет лесополосу лесом, не указано ни число противников, ни какие-то отличительные черты, по которым можно бы было идентифицировать членов группы. Разве что немец говорит о двух крупных типично русских женщинах, что могло подходить под описание Вали Заикиной и Зои Печенкиной.
Если допустить, что мемуары эсэсовца фальсификация, то выходит, что обе книги и «Ноймана», и Горчакова — антифашистская пропаганда. В первом случае омерзение к нацистским прислужникам возникает вследствие натуралистического изображения зверств «от первого лица». Горчаков почти без изменений берёт сцену боя под Куберле, эпизоды становления Ноймана, добавляя эпизоды из разведшколы в Астрахани. Советский писатель возбуждает в читателе ненависть к захватчикам, вызывает сочувствие к юным диверсантам. Драматургически это сделано более выверено, чем топорный рассказ Ноймана. В повести «Максим...» история будто представлена читателю с двух точек зрения: с точки зрения зверей-нацистов и противостоящих им партизан.
Как уже упоминалось, Горчаков познакомился с книгой во время поездки в Вашингтон. На тот момент это было уже не первое издание, под заглавием «Чужие могилы (в оригинале «Other Men's Graves: Diary of an SS Man») опус вышел в английском издательстве, а самый первый вариант текста вышел во французском издательстве и имел название «SS!».
Высказывались мнения, что труд не автобиографичен или более того — является художественным произведением за авторством французского романиста Жоржа Бернажа . Правда автор публикации «Черный марш, черная легенда», который высказывает данную идею также ссылается на историка Б. Соколова, который утверждает, что «викинги» не подходили к Харькову , что опровергается с легкостью: стоит лишь посмотреть на боевой путь дивизии. Выходит, что Горчаков был знаком уже с английским переводом, с которого и списал значительную часть «немецкой» части «Максим не выходит...».
Надо заметить, что и по сей день «Черный марш» остается бестселлером, привлекающим внимание и российского читателя (о чем свидетельствуют регулярные переиздания от издательства «Центрполиграф»), и интересующихся военной историей на Западе. Отмечается ее литературная ценность. Ее в своих работах упоминают некоторые зарубежные исследователи истории войны и Третьего рейха.
Но есть одно существенное замечание: даже если предположить, что советский писатель и переводчик для поисков отряда опирался на фальсификацию, то почему останки двенадцати солдат в одной могиле и трех в другой были найдены именно по зацепке, содержавшейся в книге «немецкого офицера»?
Да и вряд ли в выдуманной истории фигурировала бы конкретная река Куберле, название которой порой не знают и местные жители. В других мемуарах нет указаний на крупные сражения в этой местности в декабре 1942 года — январе 1943 года. В «дневнике» Нойман пишет о том, что похоронил своего боевого товарища близ реки Куберле, а сам бой датируется 2-3 декабря .
Однако опять же изучение боевого пути дивизии позволяет сказать, что эта датировка неверна. Задача о прикрытии сил 4-й армии генерала Гота появилась только в 20-х числах декабря, когда была сдана осетинская трасса и «викинги» оставили Кавказ, выдвинувшись в сторону калмыцких степей .
Прибыв в Ремонтное, южнее Сталинграда, они убедились: ситуация сложилась таким образом, что подкрепление уже явно запоздало. Кавказский фронт оказался под угрозой, подразделения откатывались на запад в направлении Ростова и переправы через Дон. Напрасно 4-я танковая армия пыталась прорвать кольцо вокруг Сталинграда. Чтобы самим избежать окружения, она стала незамедлительно отступать назад к Ростову-на-Дону. Дивизия «Викинг» стала прикрывать отход сил Гота, при этом она терпела чудовищные потери.
Если держать в уме то, что тела были найдены зимой — весной 1943 года, а дивизия следовала через тот участок железной дороги в конце декабря ¬— начале января (запасов еды у отряда было на 18 дней, однако, возможно он перешел «на самообеспечение», добывая продовольствие в окрестностях), то необходимо сдвигать хронологические рамки боя.
Из вышесказанного следует, что для полноценного восстановления хода событий того грозового времени, необходима повторная сверка источников с привлечением материалов федеральных (РГАСПИ, РГАЛИ, возможно, ЦАМО и ЦА ФСБ) и региональных (Астраханский) архивов.
Ситуацию могли бы прояснить документы Овидия Горчакова, находящиеся в Российском Государственном Архиве Литературы и Искусства, однако в настоящий момент работа с ними невозможна, поскольку не истек предусмотренный для таких дел срок давности в 75 лет. В рабочих материалах писателя может содержаться переписка с родственниками максимовцев, ответы на запросы в архивы и иные наработки к книге.
В отдаленной перспективе возможна также работа с документами непосредственно дивизии «Викинг», и материалами американских, английского и французского издательств, выпускавших книгу Ноймана, чтобы прояснить вопрос с его личностью. Стоит провести и работу с имеющимися письменными источниками — свидетельствами немцев, в которых также могла бы содержаться ценная информация.
В заключение хотелось бы сказать, что необходимо продолжить изучать деятельность партизанского движения на Юге России в целом и обстоятельства гибели группы «Максим-66», в данном эпизоде всё ещё есть множество вопросов, которые возникли по прошествии времени.
Подвиг группы служит наглядной иллюстрацией того, как деятельность малочисленных партизанских отрядов влияла на ход масштабных операций. Он требует актуализации в реалиях настоящего времени. Удивительно, но несмотря на стотысячные тиражи книги Горчакова, героизм максимовцев по сей день остаётся больше в локальном инфополе, местной историей, дорой сердцу каждого жителя Орловского района Стране, население которой претендует на гордое звание «народ» необходимо помнить своих героев.
С другой стороны, понятно, почему именно деятельность диверсионной группы не столь известна широкой публике — слишком много горестных, героических, страшных эпизодов содержит в своей истории Великая Отечественная.
Возможно, мы никогда не сможем узнать судьбу отряда «Максим-66» во всех подробностях, но мы не имеем морального права не пытаться. Ясно одно — всем нам ещё предстоит тяжелая работа по «возвращению имен» тех многих, кто погиб на полях сражений.

Список использованных источников и литературы:
1. Акунов В. Чёрный марш и чёрная легенда // Международная военно-историческая ассоциация : [сайт]. Дата обращения: 15.10.2018. Режим доступа: http://www.imha.ru/1144536674-chernyy-marsh-i-chernaya-legenda.html
2. Александровская Л.П. Истории строки. Очерки истории Орловского района Ростов-на-Дону, 2004
3. Александровский С.В. Мифы и правда о группе "Максим-66" // Донской временник. Год 2016-й / Дон. гос. публ. б-ка. Ростов-на-Дону, 2015. Вып. 24.
4. Батлер Р. SS-Wiking. История пятой дивизии СС «Викинг». 1941—1945. — М., 2006
5. Горчаков О.А. Группа «Максим» // Новый мир, №8, 1963.
6. Горчаков О.А. «Максим» не выходит на связь. Ростов н/Д: Кн. изд во, 1968.
7. Нойман П. Чёрный марш. Воспоминания офицера СС. 1938—1945. М.: Центрполиграф, 2012.
8. Пинчук М.Н.Советские партизаны. Мифы и реальность. , 2014.
9. Разведшкола № 005 / В.И. Пятницкий; История партизанского движения / И.Г. Старинов. — М., ООО "Издательство АСТ"; Минск, "Харвест", 2005. Разведшкола № 005 / В.И. Пятницкий; История партизанского движения / И.Г. Старинов. — М., ООО "Издательство АСТ"; Минск, "Харвест", 2005.
10. РГАСПИ (Фонд Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (ЦШПД) (1942-1944)) Ф. 69. Оп. 1. Д. 408.
11. РГАСПИ (Фонд Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования (ЦШПД) (1942-1944)) Ф. 69. Оп. 1. Д. 409.
12. Татаренко Г. Они обрели бессмертие // Знамя победы №144 (6479) 2 декабря 1982 г.
13. Топчигречко В. Родственники «Максимовцев» — гости орловчан // Знамя победы. №147 (6794) 8 декабря 1984 г.
14. Черкасов В. По боевому пути группы «Максим-66» // Знамя победы №58 (4679) 15 мая 1971 г.
15. Обелиск партизанской группе Максим-66 // Знамя победы — 22 сентября 1972 г.
16. Хоффман Т. Дивизия СС «Викинг». — М., 2009.

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 70
Печать

«Кровавые псы Берии» или надёжные защитники тыла?! Ярославское областное управление НКВД в годы Великой Отечественной войны

konkurs-logoП.И. Холодякова. Призер XIV Всероссийский конкурс на лучшую работу по русской истории "Наследие предков - молодым". 

 

ВВЕДЕНИЕ.


После того, как СССР распался, у многих историков, публицистов, журналистов возникло чувство, что пришёл долгожданный конец и цензуре, и многолетней и порой чрезвычайно острой идеологической борьбе, делившей страны и людей на «своих и врагов», как пел В.С. Высоцкий. Казалось, что наконец-то мир обрёл общую ценностную систему, которая основывалась на всеобщих либеральных ценностях, и новая Россия эти понятия освоила и сделала основополагающими, причём это мировосприятие было настолько всеобщим, что на приёме в 1991 г. глава российской службы безопасности

Подробнее: «Кровавые псы Берии» или надёжные защитники тыла?! Ярославское областное управление НКВД в годы...

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 235
Печать

«Православная инициатива» объявляет о старте конкурса малых грантов

malye-grantyПо благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла Координационный комитет по поощрению социальных, образовательных, информационных, культурных и иных инициатив под эгидой Русской Православной Церкви объявляет о старте конкурса малых грантов «Православная инициатива - 2017» 

К участию в Конкурсе приглашаются некоммерческие организации, государственные и муниципальные учреждения в сфере образования, культуры, здравохранения, социальной защиты; канонические подразделения Русской Православной Церкви, средства массовой информации. Организация-заявитель должна быть зарегистрирована как юридическое лицо.

В Конкурсе не могут принимать участие физические лица, политические партии и профсоюзные объединения.

Размер запрашиваемого гранта не может превышать 120 000 рублей. Грантовая поддержка победителям Конкурса оказывается на условиях обязательного софинансирования расходов на реализацию проекта.

Подробная информация о конкурсе на официальном сайте конкурса по адресу www.pravkonkurs.ru

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 777
Печать

Православная инициатива 2016-2017

Православная инициатива 2016-2017Продолжается прием заявок на грантовый конкурс «Православная инициатива».

Номинации конкурса: 1. «Образование и воспитание», 2. «Социальное служение», 3. «Культура», 4. «Информационная деятельность». Проекты делятся на три типа: 1. Локальные проекты (реализуются в одном или нескольких регионов), размер гранта не более 600 тысяч рублей (на 100 тысяч больше, чем в прошлом году); 2. Сетевые проекты (реализуются не менее чем в двух регионах двумя и более организациями) размер гранта не более 1 миллиона рублей.

Подробнее: Православная инициатива 2016-2017

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 1139
Печать

Конкурс «Библиотека и время»

Конкурс «Библиотека и время»В рамках проведения года Российского кино Московская областная государственная научная библиотека имени Надежды Константиновны Крупской приглашает муниципальные библиотеки Московской области принять участие в конкурсе короткометражных фильмов «Библиотека и время»

Подробнее: Конкурс «Библиотека и время»

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 951
Печать

«Сокол – символ начала пути»

Вход в метро в Лондоне. М. Добужинский. 1935Вход в метро в Лондоне. М. Добужинский. 1935Московский метрополитен, электродепо «Сокол», творческое объединение «Время молодых XXI» предоставляют возможность молодым и талантливым живописцам, графикам, скульпторам, мастерам прикладного искусства, дизайнерам проявить свои креативные идеи, приняв участие в выставке-конкурсе на лучший логотип – «Сокол – символ начала пути».

Подробнее: «Сокол – символ начала пути»

Параметры публикации:
- Конкурсы, гранты Просмотров: 1663
Печать